Previous Entry Share Next Entry
Лев Лосев. Иосиф Бродский
Солнечно
dzeso
Продолжаю разрабатывать культурный контекст. Спасибо добрым людям, не сдаются, продолжают биться над деревом. Ну типа прочел. Впечатления снова - сложные. Уж больно иначе работает сознание творческой интеллигенции. Вот пока описательно-повествовательно - интересно, а вот как начинается анализ - авторская нить теряется. И вообще, на мой взгляд, общая беда интеллигенции - массовое непринятие (непонимание) бритвы Оккама. Вот снимет какая нибудь Гай-Германика чернуху про подростковый мир, и давай критики полемизировать про подтексты, образы и язык... Блин, и даже крик автора, что мол это просто ее взгляд - совершенно ничего не меняет. Пыхтят, морщатся, , такое наворачивают, что и не выговоришь... А то вот вправду пообщались бы с подростками где-нибудь в Выхино вечером, еще б и не такое узнали, и без всяких контекстов. Так и тут: и частотно статистический анализ использования слов, рассуждения образе смерти в аллюзиях к холоду, и черте че еще, что приходилось заставлять себя дочитывать насильно... С другой стороны, если Лившиц меняет свою фамилию на Лосев, то богатый внутренний мир в самоощущения автора должен быть непременно. И это сильно, опять же на мой взгляд, портит книгу. Вот бы чуть меньше Лившиц-Лосева, чуть больше Бродского, все таки жеж это биография, хоть и литературная. Мне вот так кажется.


Мое же отношение к Бродскому - не поменялось. Может чуть лучше стал понимать автора, с удивлением узнал, к примеру, что "Большую элегию Джону Донну" Бродский написал не читая Донна вообще, но кроме как в эпигрофе из "По ком звонит колокол". Спасибо Лосеву, понятно объяснил как получилось, что есть Бродский и вся остальная остальная поздне советская поэзия. Ну и вообще, как-то лучше стали понятны стихи через биографию. Особо забавно как автор с "Одой на независимость Украины..." поступил. С одной стороны и обойти нельзя, а с другой как-то так не демократично... :) Кстати, вот именно до этой оды, как-то стеснялся увлечения Бродским, а вот после пацанам так и говорю:
Да вы че, брателлы, он же наш. Даже неполного среднего образования нет, не говоря о высшем. В моряки рвался - не взяли, токарем работал, в экспедиции ходил, даже бухал в меру. И не смотря на всю окружающую полит корректность, продолжал пидоров прилюдно называть пидорами, а "независмость" хохляцкую:
Скажем им, звонкой матерью паузы медля строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога!
Ступайте от нас в жупане, не говоря — в мундире,
по адресу на три буквы, на все четыре
стороны. Пусть теперь в мазанке хором гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Не удержусь и целиком еще раз:

Дорогой Карл XII, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
«время покажет Кузькину мать», руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.
То не зелено-квитный, траченный изотопом,-
жовто-блакытный реет над Конотопом,
скроенный из холста, знать, припасла Канада.
Даром что без креста, но хохлам не надо.
Гой ты, рушник, карбованец, семечки в полной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.
Скажем им, звонкой матерью паузы медля строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога!
Ступайте от нас в жупане, не говоря — в мундире,
по адресу на три буквы, на все четыре
стороны. Пусть теперь в мазанке хором гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть — так сообща, путь выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще.
Прощевайте, хохлы, пожили вместе — хватит!
Плюнуть, что ли, в Днипро, может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
кожаными углами и вековой обидой.
Не поминайте лихом. Вашего хлеба, неба,
нам, подавись мы жмыхом и колобом, не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду.
Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом?
Вас родила земля, грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Это земля не дает вам, кавунам, покоя.
Ой да Левада-степь, краля, баштан, вареник!
Больше, поди, теряли — больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза -
нет на нее указа, ждать до другого раза.
С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.
Вот как-то так. А ода и вправду грустная очень, только с годами понимаешь насколько

  • 1
бродского тоже лю. но как-то по молодости, видать, местами не всегда понимаю:)

Да по мне, он и сам себя местами не понимает :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account