Previous Entry Share Next Entry
Мой Питер (1988-2015)
Солнечно
dzeso


Странные шутки стала играть со мной память, какую-то фигню, которая была много лет назад, помню, а что вчера, ну или этим летом, уже, вроде как, и нет. Вот, например, попались на глаза летние фотографии из Питера. С таким интересом разглядывал, словно не сам снимал их прошлым летом. Мучительно вспоминаю детали, и вместе с тем легко ощущаю вкус манки, что варил себе в квартире на Мойке уже почти десяти лет назад:


Набережная Мойки. Осень 2006 года (Casio EX-S100)

Или хорошо помню как жил на Казанской, в квартире, пахнущей советской жизнью, где лежа на диване и сквозь веки глядя в прихожую, казалось, что это 1987 год и что я, еще школьник, лежу на таком же диване у друзей на Большой Пушкарской. И в комнате также пахнет книгами, доходным домом, за окном шумит вялая питерская «суета», а до комаров на потолке все равно не добросить... Кстати, именно в Питере я окончательно «заболел» танго, на улице Казанской, в квартире с советской мебелью и скрипучим диваном.


2010 год. Невская милонга. (Sigma DP2 )

Тут же, на последних снимках, яркое лето, которое выглядит довольно прохладным, но вспоминается, словно не совсем про меня, а прочитанное в журнале. Такой вот бытовой постмодернизм. Разобраться где реальность, а где — нет, все труднее.


Стрелка. Питер 2015 (Sigma DP2 Merrill Sigma Lens 30mm f/2.8)

Питер - удивительно красивый город. С другой, скорее европейской, чем русской, идентичностью. Вроде как относительно рядом, можно без виз. Как в Европе, вечером садишься в поезд, а утром уже на месте. Только вот за последние годы европейские столицы отсняты мною не в пример качественнее и полнее. Питер же откладываю на потом, которое не наступает. В итоге имею лишь дежурную съемку исторических мест, к тому же сделанную в состоянии туристического психоза:


Сфинкс. Питер лето 2015 (Sigma DP2 Merrill Sigma Lens 30mm f/2.8)


Сфинкс. Питер зима 2014 (Sigma DP2 Merrill Sigma Lens 30mm f/2.8)

А ведь когда-то Питер был мне персональным психоаналитиком. В моменты, когда жизнь окончательно запутывалась, рецепт был прост: бросить все и уехать в Питер. Когда на выходные, когда на неделю. Пока в голове не прояснится.


Питер начало 2000-х. (пленка)

Начался этот роман с городом осенью 1995 года, 20 лет назад, правда, с совершенно обратного эффекта: простой и понятный мир юношеских грез вдруг разом запутался и распался на слабо стыкуемые фрагменты.


Осень 1995 года. Начала "романа" с городом. Хотя точности ради, на фото я уже в Выборге, в кафе Сова, что существует до сих пор. (пленка)

Первое же знакомство состоялось еще раньше, без малого почти 30 лет назад:


С командой на соревонованиях. Ноябрь 1988 года (пленка)

Сейчас же и З0 лет назад, и прошлый год вспоминаются практически одинаково, разве что от последнего фотографий чуть больше. Странные ощущения. Хотя все связанное с Питером странно, от белых ночей до «кур» с «гречами» и кооперативом «Озеро».


Кафе Зингер (тогда еще Шоколадница). Осень 2009 года (Sigma DP1 )

И это чувство странного витает везде. Например, в Зингере, где сидя у окна с видом на Казанский, моргнешь и будто не было последних 10–15 лет. Но ведь оно открылось вроде как только в 2009-м? Тогда почему явственно помню, что именно тут я осенью 1995-го, почему-то купив, будучи в прострации, Хименеса, открыл его на «Воскресный январский вечер...»:

Воскресный январский вечер,
когда ни души нет в доме!...
Зелёно-жёлтое солнце
на окнах, и на фронтоне,
и в комнате,
и на розах…
И капают капли света
в пронизанный грустью воздух…
Протяжное время сгустком
застылов раскрытом томе…
На цыпочках тихо бродит
душа в опустелом доме,
упавшую крошку хлеба
разглядывая на ладони.

Перевод С.Гончаренко


... и завис. А потом вдруг что-то перещёлкнуло в голове и я пошел разбираться с тем, где же мне теперь ночевать и как, вообще, дальше жить. Хименес до сих пор на полке, участники событий, слава богу, живы, а кафе Зингер выходит как питерский фантазм? Гугл настойчиво утверждает, что в 90-е его еще не было. Да вот только я же помню, что в момент «перещелкивания» смотрел на Казанский. Сейчас, увы, кафе опростилось, пропал Наполеон, задрались цены, туристы, нагловатые официанты, очередь на входе... В общем, все не так, а все равно заходишь. Вспомнить хотя бы еще что-то из Хименеса:



Тот самый томик Хименеса и я, образца осени 1995-го года.

Ну или хотя бы рядом постоишь:


Угол у Зингера. Питер лето 2015 (Sigma DP2 Merrill Sigma Lens 30mm f/2.8)

Потом побредешь в район Сенной, вспоминая маршруты Раскольникова и одновременно морозный предновогодний Питер:


Зимний Грибанал. Декабрь 2014 (Sigma DP2 Merrill Sigma Lens 30mm f/2.8)

Или на Петроградскую пойдешь пытаться по памяти найти дом на Большой Пушкарской, где жили друзья и есть памятник «мужику с книжкой», от которого надо идти. А ведь об этом Питере у меня нет ни одного фото. Кто теперь из «молодых» поверит, что раньше Морская набережная была совсем другой и именно тут осенью 1995 года так жестко «приземлились» мои романтические грезы. Помню как «она» ушла, перед этим минут 20 сбивчиво мне что-то рассказывая о том, как жизнь «сложна», периодически путая мое имя с чьим-то еще. Я же в легком оцепенении ее слушал, а потом смотрел, как волны разбиваются о камни залива, мучительно размышляя как же так может быть? Неужели это все происходит со мной? С тем, чтобы думая об этом, дойти до Дома книги и купить там Хименеса...


Осенний Летний сад. 1995 год (пленка)

Зато у меня есть миллион фотографий Исакия и набережной Фонтанки. Да, сейчас в Питере для меня еще появились милонги, но почему-то от этого я не стал посещать его чаще. Странный, «другой» город, куда вдруг очень захотелось, но чтоб летом...

А всего-то хотел порядок в фотобанке навести :)



Posts from This Journal by “Питер” Tag


  • 1
Душевные фотографии и ощущаете вы Питер как-то...хорошо.
Но лучше к нам и правда весной, у нас тут сейчас чача изрядная, а скоро корюшка, если вы фанат.

Да мне всегда нравится. Просто как-то сложный роман, с подвывертами все время

  • 1
?

Log in

No account? Create an account