Previous Entry Share Next Entry
Элиаде M. «Девица Кристина» (1936) [2 из 2]
Солнечно
dzeso

Мирча Элиаде, автор повести «Девица Кристина»

(начало)

Кто автор
Мирча Элиаде (рум. Mircea Eliade; 13 марта 1907, Бухарест, Королевство Румыния — 22 апреля 1986, Чикаго, США) — румынский писатель, историк религий и исследователь мифологии. Профессор Чикагского университета с 1957 года, гражданин США с 1966 года. Автор более 30 научных, литературных и философских трудов, переведённых на 18 языков мира. Свободно владел десятью языками (румынским, французским, немецким, итальянским, английским, ивритом, фарси, санскритом, пали, бенгали). Из его работ по истории религии наиболее известными являются труды, посвященные шаманизму, йоге, космогоническим мифам, переходу от мифологического описания мира к историческому.

Чем и кому полезна
Едва ли кому-то, кроме больших поклонников или исследователей творчества Элиаде, повесть «Девица Кристина» стоит читать. Да и у поклонников-то, если читать в переводе Старостиной, возникнут проблемы, о чем ниже. Те же, кому, возможно, текст на самом деле был адресован, и сами знают, как и зачем его читать. Хотя, повесть как чтиво, всяко лучше Донцовой будет, но, с другой стороны, если как хоррор, то — однозначно хуже Кинга.

Недостатки
О литературной ценности для «профанов» я уже писал, но, помимо этого, есть серьезные косяки перевода. Да, мое знание румынского, в смысле молдавского, достаточно убого, но, например, даже я знаю, что «domnisoara» (домнишоара) — это не девица. В английском переводе это будет — miss, то есть незамужняя, как правило, молодая женщина. И если переводить домнишоару в контексте помещичьего быта, то это будет однозначно «барышня». Но в русском переводе почему-то Кристина названа именно «девицей» и это очень странно. Ведь А.А. Старостина, как переводчик, специализируется именно на румынской литературе и что? Она не знает значение слова «domnisoara»? И проблема ведь не только в «девице», вся книга полна «надмозгового» перевода. Например, стрига (или стригой если по-румынски) это не вампир. Да, в википедии: что вампир, что упырь, что вурдалак — все одно, главное, чтоб кровь пил, но для Элиаде, и для румынской культуры это не так. К тому же в оригинале написано, что:


  • «— E, în orice caz ciudată dispariţia domnişoarei Christina, începu d-l Nazarie. Oamenii spun că s-a făcut strigoi»


То есть, смысл в том, что после смерти Кристину забрал стригой (нечистый), тогда как у Старостиной:


  • «девица Кристина исчезла странным образом. Люди говорят, она стала вампиром»


Ну или что значит:


  • «И какой стыд — уплел самый большой кавал сыра и выхлебал две тарелки молока!»?


У Элиаде написано:


  • «Şi ce ruşinat mâncase cele două farfurii cu lapte cald, şi cea mai mare bucată de brânză»


«Мare bucată de brânză» — переводится как «большой кусок брынзы». Старостина же как будто использовала гугл–переводчик, но даже там нет загадочной «кавалы». Кавал сыра это что? «Kawałek» это «кусок» по-польски, но почему румыны должны использовать искаженное польское слово? В любом случае молдавские крестьяне едят не сыр, а брынзу, а в традиционной народной румынской кухне есть популярное блюдо: брынза со стаканом теплого молока. Так что, мне кажется, что у Элиаде румынские аристократы вместо того, чтоб «хлебать» молоко из «тарелки», все же скорее пьют его теплым с куском брынзы. Да и румынские режиссер видит происходящее примерно так же:


Сцена из фильма «Девица Кристина» («Domnisoara Christina») 2013

Причем дело тут явно не в том, что Старостина пытается адаптировать незнакомые русскому читателю термины, ведь в другом месте текста она их использует буквально:


  • «Слава Богу, выручила мамалыга с брынзой, со сметанкой...»


И сходных образцов переводческой неряшливости полно. Вот еще один:


  • «Он поднес стакан к губам и, прежде чем сделать глоток, вдохнул в себя коньячные пары»


Вдохнул, я так понимаю ртом? Как самбуку? Или все же как у автора «поднес к ноздрям»?


  • «Duse paharul la nări şi îl mirosi cu putere»


Да и вообще, Старостина не знает как пьют коньяк?



Может она с водкой путает? Но и там не вдыхают, а — выдыхают.

Увы, подобного качества перевод делает текст Элиаде совсем уж трудночитаемым. Ведь, на мой взгляд, повесть «Девица Кристина» несюжетное произведение, а — герменевтическое. Под «профанным» текстом лежит «послание», каковое, увы, без знания румынского, благодаря стараниям переводчика, прочесть крайне сложно и можно только догадываться о его действительном содержании. Прямо таки школа перевода Скворцова-Степанова, примененная к художественной литературе. Хотя, повторюсь, даже в таком виде, попытка разгадать послание отдельное увлекательное занятие. У Элиаде получился отменный литературный коньяк, главное — не «вдыхать его ртом».

А вот что меня по-настоящему взволновало, так это то, что Старостина ведь редактирует и научные труды Элиаде. Например, в моей любимой «Истории веры и религиозных идей» она — ответственный редактор. Интересно сколько «кавал сыра» там?

Вердикт
С одной стороны, легкий хоррор для барышень. А с другой, странное послание, над которым чем дольше сидишь, тем менее оно становится понятным. Повесть загадка.



Posts from This Journal by “Книги” Tag


?

Log in

No account? Create an account