Previous Entry Share Next Entry
Пятничный политпросвет. О коррупции
Солнечно
dzeso

«… так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.
Гете. "Фауст"»
Эпиграф к роману «Мастер и Маргарита»

Читая, продолжающийся уже которую неделю, вал рассуждений и высказываний вокруг темы коррупции, испытываю чувство недоумения и растерянности. Вроде бы живем в одной стране, в одно время, но я почему-то сильно иначе оцениваю происходящее. Да, безусловно, коррупция — зло, но не надо ее демонизировать. Она существовала всегда и при любом строе, иногда выполняя даже положительную роль. Например, список Шиндлера — это типичная коррупционная история, с ней тоже "приличным" людям надо было бороться? Хотя, конечно, чаще, коррупция — явление отрицательное, приведшее к крушению многих великих империй. Но и в случае крушений, к одному и тому же явлению можно относиться по-разному. Например, в поздней Российской империи коррупция одновременно была и проблемой для патриотичных «монархистов» и «удачей» для революционеров. Ведь так? А что происходит сейчас? А что если ужасная российская коррупция выступает как:

«Часть силы той, что без числа
Творит добро, всему желая зла»

Гете. «Фауст»


Ведь в случае «списка Шиндлера», получилось что «зло»(коррупция) спасло жизни 1200 евреев, а «добро» привело бы к их гибели. Но ведь и бороться с коррупцией можно по-разному. Например, раковые клетки проще и быстрее уничтожить вместе с организмом, но можно ли это назвать лечением или все же уже — убийством? Как бы там ни было, перед тем как с чем-то бороться, необходимо разобраться в том, что это и к каким результатам может привести борьба.

1. Какой бывает коррупция
«Девушки бывают разные -
Чёрные, белые, красные»

гр. Отпетые Мошенники

Коррупция — сложное понятие, которым обозначают социальные явления, имеющие разную природу, по-разному проявляющиеся и с разными последствиями для общества. Поэтому столь любимое сейчас сравнение западной и российской коррупции это способ манипуляции реакцией читателя. Это как сравнивать зарплаты, без учета уровня расходов и условий жизни. А ведь даже в рамках одной страны одинаковая зарплата будет означать разные условия жизни. Например, 40 тысяч в Москве и в Костромской деревне — это разные 40 тысяч. И даже если взять 100 тысяч в Москве, то для одиночки со своей квартирой это одно, а для семьи с детьми, ипотекой и больными родителями — другое. Вот так же и с коррупцией, даже когда внешние проявления похожу, то последствия и влияние на общество могут сильно отличать.

Ну и не меньший миф то, что коррупция — это наш бич, а в цивилизованном мире ее нет. Это не так, коррупция есть везде и всегда. И западные формы ее иногда — чудовищны, как, например, итальянский вариант, показанный Соррентино в фильме «Изумительный» («Il divo - La spettacolare vita di Giulio Andreotti» - 2008).



И хотя вариант, показанный в «Изумительном», внешне зачастую выглядит вполне в стилистике наших 90-х, а в чем-то и как более поздний вариант 00-х, внутренне он имеет совершенно иную природу, оказывая на общество иное воздействие. Поэтому для начала давайте разберемся с природой коррупции.

Сильно упрощая, существуют две модели организации современной общественной жизни. В одной, базовой является максима: «деньги — это власть», а в другой, наоборот: «власть — это деньги». Звучит почти одинаково, но фактически модели являются альтернативными. Классический капитализм, о котором писал Маркс (ну или «Экономикс», кому оный ближе), а значит и современный Западный мир, придерживается первого принципа, для России же исторически характерен второй.

А это значит, что и в царской России, и советской, и современной, и, вообще, в русской истории сами по себе деньги — мало что гарантируют. Если у тебя есть власть, то будут и деньги, если власти нет, то деньги ты потерять можешь в любой момент. Хорошо это или плохо — другой вопрос, но это факт, о котором писал и Пушкин:

"«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат"

Золото и булат (Пушкин)


И не только Пушкин:

"Возвыся голову, мечу сказало злато:
— «Я все возьму за звонкий свой металл».
— «Напрасный труд, давно все мною взято», —
Со скромностью меч злату отвечал"

А. Бодуэн. в «Словаре для светских людей»


Как это влияет на природу коррупции? Напрямую. В случае когда «деньги — это власть», капитал через коррупцию будет стремиться влиять на власть в свою пользу, трансформируя при этом изначально здоровый организм государственности. Именно так все происходит в Западном мире. Во втором же случае («власть — это деньги») уже представители власти, используя коррупцию, будут для личного обогащения «доить» «казну» и «бизнес», но при этом в основе все равно будет лежать здоровый государственный организм, пытающийся коррупцию подавлять. Примером такой коррупции можно назвать Китай. И оба они, так сказать, — «нормальные» варианты коррупции. А так как чистых форм, в природе принципе не бывает, то всегда присутствует и то, и то, просто что-то преобладает.

Наша же особенность в том, что у нас нет здоровой основы государственности. Притом что в России преобладает второй тип (власть — это деньги), но, в отличие, например, от Китая, у нас все наоборот: некоррумпированные части государственного механизма — это исключения, подавляемые коррумпированной основой. И именно поэтому у нас борьба с коррупцией становится борьбой с государственностью. Но как так могло получиться?

2. Истоки нашей коррупции
Начиная с момента возникновения советской государственности, в силу идеологических особенностей, степень влияния «злата» на общество оказалась практически сведено к нулю. Деньги в СССР мало что решали, и даже просто обладание ими свыше достаточно скромного объема означало автоматический выход владельцем за рамки правового поля. С другой стороны, был сформирован мощный бюрократический аппарат, обладавший всей полнотой власти и управляющий общественной жизнью, как говорится, «от и до», но осуществлявший это не при помощи денег или насилия, а — идеологически. При таком устройстве общества приобщение к «благам» происходило через место в иерархии, приобрести которое за деньги было нереально. Так продолжалось 70 лет, но завершилось крахом страны в 90-е годы.

Была ли коррупция в СССР? Была, со своей спецификой, но сущностно это была коррупция второго типа. Советская власть с ней боролась, иногда очень жестоко, иногда мягче, но постоянно:



Кстати, СССР разрушали как раз под призывы к борьбе с коррупцией. И как, СССР уже нет, но стало ли в нашей жизни меньше коррупции? А на Украине? А в Молдавии? Но вернемся к предыстории вопроса.

В момент обрушения советской государственности, так получилось, что на какое-то время бюрократическая система потеряла власть. И если многие первые лица из советской номенклатуры смогли «приватизировать» государственную собственность, переведя ее в личный капитал, то «вторые замы» и «рядовые» бюрократы, в том числе и силовые, остались не у дел. А это значит, что люди, положившие жизнь на получение позиций в бюрократической системе, разом потеряли все. Еще вчера позиция обеспечивала им статус и блага, а теперь она стало почти ничем, и как жить? Наступило время «благословенных» 90-х, когда властью стал тот, у кого были деньги или сила. При этом старая система государственного управления стремительно разрушалась, а новая — не возникала.

«„Всё моё“, — сказало злато» стало реальностью, отягощенной тем, что в РФ было решено в ускоренном порядке строить западный капитализм. То есть была сделана попытка переформировать общественный уклад с принципа «власть — это деньги» на «деньги — это власть». Как следствие на первые роли при «новом» укладе вышли те, у кого были деньги (условно Березовские, Ходорковские и прочие Гусинские). Да реальность была сложнее, но общий смысл ее был таков. А что бюрократия? Как выше было сказано, часть ее приобрела огромные капиталы, и стояла за «олигархами», а о другую «вытирали ноги» все у кого были деньги. Ярко этот период показан в фильме «Антикиллер».



Но когда первый шок прошел, в бюрократии начало пробуждаться «классовое сознание». Она осознала, что для доступа к материальным благам в сложившихся условиях, ей необходимо государство, которое только и могло дать ей в руки «меч», чтоб реализовать принцип: «„Всё возьму“, — сказал булат», что отразилось в другом фильме тех лет: «Олигарх»:



Речь же в фильме идет не столько о «силовиках», сколько о процессе восстановлении государственной бюрократической машины, которая только при наличии дееспособного государства способна брать мзду с бизнеса в свою пользу. Могло ли быть по-другому? Наверное, но как? Ради чего было восстанавливать государственность в 90-е и кому? Очень было бы интересно узнать.

3. Текущее состояние дел
Описываемое «восстание бюрократии» пришлось на рубеж 2000-х, и как нетрудно заметить, прошло оно успешно. Тут-то мы и переходим непосредственно к теме коррупции, ведь что значит: «получить доступ к материальным благам» для бюрократии? Бандиты могут себе блага отнять силой, олигархи «купить», а бюрократ способен обогащаться только создав систему «откатов и поборов». И именно систему, так как в противном случае, в ситуации безвластия 90-х, он будет беззащитен и перед бандитами и коммерсантами. То есть что получается? Создание возможностей для системной коррупции стало основой для восстановления российской государственности. Или другими словами:

«Системная коррупция стала единственной идеологией лежащая в основе современной российской государственности. А больше никакой государствообразующей идеи нет ни у населения, ну и у бизнеса, ни у тем более власти».

Но ведь это и есть та сама коррупция, против которой «вдруг» решили бороться.

А теперь давайте представим, что произойдет если внезапно, волшебным образом, бюрократам станет невозможно воровать? Во-первых, исчезнет идеология, которая только и придавала осмысленность российскому государственному строительству. Во-вторых, если обогащение бюрократа станет невозможно, то и поддержание работы механизма принуждения к поборам — потеряет смысл, а значит пропадет мотивация бюрократа трудиться. Но ведь бюрократ не только ворует. Для участия в системе поборов он вынужден еще и управлять, обеспечивая функционирование государства. А так как кухарка, увы, не может этого делать, то откуда взять сотни тысяч честных профессиональных управленцев для замены? Зато понятно, что начнется, если бюрократия перестанет работать: государство станет рассыпаться, что мы и наблюдали и в 90-х, и во время перестройки, и во время борьбы с коррупцией при цветных революциях.

Давайте подробнее представим, что конкретно произойдет в РФ, после «победы» над коррупцией? Парни с верхушки коррупционной пищевой цепочки («Димоны») уедут на свои «виноградники», замки и яхты. Ну а чего им тут ловить? Их тут держали только деньги, а вся жизнь была «там». Средний уровень — уйдет в «бизнес» или на пенсию. Капиталы у них какие-никакие — есть, а раз возможностей их пополнять с помощью коррупции не станет, то и смысла продолжать выполнять свои обязанности бюрократа больше не будет. Низовой слой окажется дезинтегрирован и беспомощен, как в 90-е (Именно поэтому, кстати, на войне снайперы всегда стараются в первую очередь уничтожать командиров. Выбьешь офицеров и подразделение существенно потеряет боеспособность).

Еще одним следствием развала системы государственной коррупции станет то, что перестанет иметь смысл поддерживать «социальное» государство. Ведь по факту, основной смысл пособий, детских площадок и закупки оборудования в больницы пр. в том, чтоб дать повод и возможность воровать. Никакой более важной задачи, с точки зрения бюрократа, у социального государства — нет. В современном российском варианте оно, увы, лишь способ обеспечения легитимности права бюрократии «доить» казну и бизнес.

И, кстати, везде в мире так, социальные государства строились ради блага населения только при коммунистических режимах. Капитализму социальное государство нужно лишь как последнее средство для снижения социальной напряженности. Пока был СССР, то в рамках конкуренции приходилось развивать и свою версию социального государства, но сейчас, когда пример альтернативной организации жизни исчез, то и смысл в подобных инструментах — тоже, отчего и идет на западе стремительный процесс сворачивания «социальных» программ. Такие программы дороги, делают экономику неэффективной и оплачивать их капиталисту приходится из «своих денег». Зачем ему теперь это? Да, без социального взрыва эти программы нельзя отменить одномоментно, но процесс уже пошел и уже явно заметен в экономической статистике. Например, в том, как стремительно растет разрыв между бедными и богатыми, что и есть прямое следствие сворачивания социальных программ.

4. Альтернатива коррупции
В результате мы имеем по-своему уникальную ситуацию: коррупция зло, но она основа нашей государственности. Как с ней бороться, есть ли ей альтернатива? Можно ли, например, как-то, помимо коррупции, мотивировать современного российского бюрократа работать? Какие есть варианты?

1. Больше платить легально
Вроде бы самый простой вариант платить бюрократу столько, чтоб участие в коррупции стало ему невыгодно. Звучит просто, логично, но это и в принципе почти не работает, и особенно проблематично в нашем случае. Почему? Потому что у нас активность бюрократа мотивируется системой коррупции. То есть, нельзя просто украсть деньги, но можно построить дорогу и получить на этом откат. Но если тебе и так дадут «откат» в виде зарплаты, то зачем тебе лишние хлопоты? Ведь любая деятельность для бюрократа — это риск совершить ошибку и потерять свое место. Если же вознаграждение гарантировано, то зачем рисковать? Если пытаться принуждать к честной работе, то как и кто это будет делать? И если можно принуждать, то зачем тогда повышать зарплату?
Есть и вторая часть проблемы способа бороться с коррупцией через повышение легального дохода чиновника. У нищающего населения сложно легитимизировать сверхвысокие зарплаты бюрократов. Сейчас, бюрократ, во-первых, ходит под «статьей», а во-вторых, он — зло. Если же он станет получать «официально» и «безопасно», то это станет вызывающе «несправедливо», народ подобного не поймет и не примет, станет расти социальная напряженность, которая окончится взрывом (власть шахтеров 90-х хорошо помнит). И что делать?

Платить всем больше? Насколько можно, власть именно это и пытается делать, но такого количество денег в бюджете нет. Россия — бедная страна. Слишком велико население, огромны расстояния, суров климат. Многие ли помнят, что большая часть территории РФ лежит в зоне вечной мерзлоты и считается непригодной для жизни? Вот было бы нас миллионов 20–30, а лучше 10–15, да климат как на Украине, то точно бы власти попытались повторить модель Саудовской Аравии, но ведь и там-то уже всего за полвека возникли большие проблемы. То есть, увы, но через деньги проблема явно не решается.

2. Заставить силой
Возможно ли силой принудить бюрократов работать? На какое-то время, теоретически — да, но это репрессии на уровне 37 года. Сейчас никто не готов на подобное, да и как подобное физически осуществлять? Кто будет расстреливать и во имя чего? Ну и возьмем для примера Китай. Коррупционеров там казнят, но решает ли это проблему коррупции? Увы — нет. В нашем же случае, ну казним мы коррупционеров, а работать кто будет? Создать технократа, даже слабого уровня, без опоры на идеологию, а механистически — стоит слишком дорого. СССР после войны попробовал решить эту проблему, но не смог. В космос оказалось полететь легче. А если некем заменить, то как репрессировать? Ну а в ситуации, когда коррупция это и есть реальная государствообразующая идеология, то на смену расстрелянным придут новые коррупционеры. А ведь надо еще учесть, что и силовые органы коррумпированы, и система образования, и судебная система... Так что по всему выходит, что и силовым способом победить коррупцию непонятно как можно, да и можно ли в принципе.

3. Чудесное вмешательство
Какие еще остаются варианты, кроме чудесного появления в РФ нескольких сотен тысяч честных, бескорыстных патриотов, способных и готовых служить государству без внятной идеи, а просто чтоб служить? Я двумя руками за такое чудо, но как его добиться? Других же, проактивных вариантов я не вижу.

5. Подводя итоги
Да, коррупция — это плохо, но расскажите как еще сохранить государственность в сложившихся условиях? Как заставить систему работать без коррупции?
Может быть просто стоит оставить все как есть? Могут ли быть исторические перспективы у государства в основе идеологии которого лежит коррупция? Увы, — нет, любое государство, построенное на идеологии обогащения, будет развращаться и разлагаться. Но альтернатива «коррупционному» государству в настоящий момент куда хуже, потому что имя ей — безгосударственность. А ведь даже на Украине до сих пор государственность сохраняется.



Кстати об Украине. За небольшими отличиями природа власти там схожа с российской. Есть еще, конечно, украинский национализм, но увы, а точнее слаба богу, кадрово он слишком слаб, даже для полномасштабного государственного террора (то есть силового способа заставить работать бюрократов) — недостаточен. Поэтому ничего иного, кроме того, что сейчас, на Украине происходит — в принципе невозможно. И Янукович, который был «чисто» коррупционер, для населения был лучше, чем Порошенко, только потому, что «мирная коррупция» вынуждена больше ублажать народ, тогда как «национальная» — способная народ в определенной степени запугивать и принуждать.



Так что же, как говорят алчущие кроссовок как «У Димона», делать? Не знаю. И никто сейчас не знает. Здравомыслящему человеку понятно, что любая государственность лучше ее отсутствия, а «мирная» коррупция — лучше «силовой». Какую-то надежду дает то, что «молодые» российские «госкапиталистические» «волки», типа условного Сечина и Ко, уже понимают, что национальное государство — это их инструмент осуществления «воли к власти». Но понимают ли они, что без «бюрократии» они ничего сделать не могут? Мне кажется, что уже — да, но что с вышеописанной проблемой делать они не знают. Ведь у большей части коррумпированной «бюрократии», вместо «воли к власти» есть воля к «нормальной» «респектабельной» жизни, причем в основном на Западе. И как такими поманипулируешь? Чуть передавишь, и они — сбегут. А кто будет управлять?

В определенном смысле, силовые варианты возможны, и активно используются сейчас. Ведь пока речь идет о том, чтоб, например, посадить нарушителя «понятий», то бюрократия такое наказание понимает и принимает, тем более что посадка конкурента открывает для нее новые возможности для воровства. А вот системная борьба с коррупцией лишает деятельность бюрократа смысла. Но даже чтоб «страхом» принуждать к «умеренному» воровству, необходима отдельная честная «силовая» бюрократия, а где ее такую взять? Цуцванг.

Есть слабая надежда у меня на то, что санкции и Западная русофобия заставят бюрократию, в значимой части, принять сторону «волков» и тогда вместе они смогут трансформировать государствообразующую идею из «системной коррупции» во что-то еще. Но во что? Так что и в подобный вариант слабо верю, хотя теоретически он, наверное, возможен. Но в любом случае, для изменений в лучшую сторону, необходимо сохранение государственности, и если для этого на текущем этапе необходима коррупция, то что поделаешь, значит — пусть будет коррупция. Вот как-то так обстоят дела с коррупцией, на мой взгляд. И когда стоит выбор: Путинский «стабилизец» или «борьба с коррупцией» имени Саакашвили-Порошенко, то выбор — очевиден. Если же речь идет о чем-то еще, то расскажите сначала о чем.

Dixi

ЗЫ И кстати, после наезда на «Димона» вероятность его отставки, как мне кажется, сильно уменьшилась. Ведь сняв его власть покажет слабость и то, что через «школьников» ее можно прогибать, а если ее можно прогибать, то какая она власть? Так что будь я на месте «Димона», я бы проплатил подобные протесты против себя, но это уже политика и тема отдельного разговора.


Posts from This Journal by “Политпросвет” Tag


  • 1
по принципу меньшего из зол -
ельцин удержал страну от падения в африканскую модель коррупции (беспредел) и удержал ее на стадии латиноамериканской (внешнее влияние), путин сначала разрушил латиноамериканскую, и перевел ее в восточную (клановую) модель, теперь судя по всему пытается перевести ее в западноевропейскую (элитарную).

Не знаю, мне кажется, что Ельцин удержал страну от дальнейшего распада движимый просто "волей к власти", проблема коррупции его если и интересовала, то лишь как инструмент удержания власти. Путин, на начальном этапе, сначала перехватывал управление, а потом готовил страну к интеграции в Европу, и проблемы коррупции его интересовали тоже постольку-поскольку. В любом случае, как получилось, так получилось, вопрос в том, что дальше. Ведь победа над "клановой моделью", в лучшем случае приведет к "латиноамериканской", а если дальше продолжить борьбу, то и к "африканской". И соседи это демонстрируют на себе.

Вопрос в том, что нам делать? И с коррупцией, и с теми, кому морочат голову "борьбой" против нее

человек, пользуйся катом

Да6 простите

  • 1
?

Log in

No account? Create an account