March 11th, 2014

Солнечно

Джон Голдберг. Либеральный фашизм: тайная история американских левых сил от Муссолини до Обамы

Странная книга, почти "желтая", конъюнктурная, написанная под выборы 2008 года в США. Внутренне противоречивая и откровенно слабая интеллектуально, хотя и числилась в первых строках списка бестселлеров New York Times. И тем не менее, прочел за пару вечеров. Читал с интересом, открывая для себя много интересного.
Вот как так? Ну во-первых, историю США, кроме специалистов, у нас обычно представляют себе очень слабо. Во-вторых, речь идет не просто об истории, а о политической истории, причем истории, плавно перетекающей в настоящее. В-третьих, автор, поставив себе амбициозную задачу доказать, что все, кроме консерваторов, фашисты, но даже и консерваторы - немного фашисты, был просто вынужден сдобрить свои, откровенно слабые интеллектуальные построения, большим количеством фактов. Вполне себе допускаю, что не все факты, в полном смысле факты. Для политики это нормально. Но, при всей критике и раздражении в лагере либералов, фактологически ничего значимого так и не было оспорено.
Так что самое ценное, что есть в книге: огромное количество ссылок, имен, документов... Ну и бытописание американского политического истеблишмента. Узнал для себя много нового, если не сказать шокирующего. Вот, например, откуда эта цитата: страна, период и, собственно, что происходит?Collapse )
promo dzeso september 6, 2016 15:11 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Фотография с фестиваля аргентинского танго "Ночи Милонгеро 2016". Москва. (Samsung nx300 + Samsung 45mm f/1.8 NX) В который раз, разговаривая со знакомыми о танго, спотыкаюсь о странные мужские стереотипы типа: "танцы не мужское занятие", "для танго нужны…
Солнечно

Дэвид Тросби. Экономика и культура


Адам Смит, заложив в конце 18 века основы современной экономической науки, вряд ли предполагал, что в конце 20 века возникнет такой неожиданный гибрид: экономика культуры. Дэвид Тросби - один из экономистов, стоящих у истоков этого направления. В начале 70-х, когда он начал разрабатывать тему экономики культуры, многие коллеги смотрели на это как на "дилетантский интерес". Но чем больше развивались массмедиа, популярная культура, процесс глобализации, тем все более и более важную роль начинала занимать экономика культуры. И уже к 2000-ым встреча в Стокгольме, посвященная экономике культуры, собрала представителей 150 стран, декларировала необходимость вынесения культурной проблематики из периферии экономической политики на первые роли. А Всемирный банк (Флоренция. Октябрь 1999 г. Конференция на тему «Финансирование, ресурсы и экономика культуры в целях устойчивого развития») признал культуру одним из важнейших компонентов экономического развития (стр. 11).
Такому изменению отношения к культуре очень много причин. С одной стороны, ее кризис уже имеет экономическое описание, законы которого сформулированы, но решение пока не найдено. Правда, эта тема в книге затрагивается по касательной в главе VI "Экономика креативности", а основной акцент автор делает на политическую практику. И именно на то, каким образом культура способна быть эффективным инструментом политики, для чего этот инструмент используется, как и зачем. Правда, Тросби делает это не явно, а в духе Джина Шарпа. Вроде бы перед нами просто академическое исследование взаимосвязи культуры и экономики, но по прочтению становится понятно по каким лекалам проходят “культурные” революции.
Стилистически книга написана в духе краткого ввода в проблематику взаимосвязи культуры, политики и экономики. Автор вводит основные понятия, описывает текущее положение вещей, и показывает как и почему культура становится важным политическим фактором в современном мире. Язык книги нейтрален и достаточно прост, автор старается писать с позиции исследователя, но за корректными формулировками лежат достаточно глобальные и пугающие перспективы. И если Иглтон говорит на концептуальном уровне, то Тросби - прагматик, который для экономики культуры предлагает, к примеру, использовать модель природных ресурсов, по которой культура, когда речь идет о наследии прошлых веков, подобна "запасам нефти", или же, если речь идет о состоянии современной культуры, - что-то вроде разработки рыбных ресурсов. То есть, существующие культурные памятники надо использовать бережно, чтобы их "хватило" и нашим потомкам, а для "эффективного" создания новых "культурных" ценностей необходимо правильно организовать потребление и поддерживать "экологию" "культурной" среды.
И речь не об адекватности подобных моделей, но о том, что они, и правда, являются хорошими метафорами происходящих процессов. И после прочтения совсем другими глазами смотришь на происходящее как в России, так и в Европе. К примеру, если последовательно посетить Будапешт и Вену, то сухие слова о различиях в культурной политике ядра и периферии становятся очень наглядными. В России подобный эффект можно получить условно сравнив Москву и Ленинград, а еще нагляднее, если Москву и Тверь или Псков. Ну или пермский культурный эксперимент из происков зловещего Гельмана становится логичной реализацией пилотного проекта, принятой западным миром концепции культурного развития для периферийных стран.
То, о чем книга, хорошо видно из ее подробного содержания:Collapse )
Солнечно

Политпросвет. Пессимистичный взгляд на ситуацию в русскоязычной Украине

Дай бог, чтобы я был неправ, но очень пессимистично смотрю на будущее русскоязычной Украины. "Эпоха мертворожденных" все ближе и ближе, причем как оптимистический сценарий.
Почему?
Ну во-первых, в референдуме 1991 года по поводу независимости 90% было за оную. Причем, даже в Крыму "за" проголосовало больше половины.
И если я еще могу предположить, что западенцы голосовали больше за идеалы, чем за "колбасу", то русскоязычная Украина - строго за "чечевичную похлебку". Ну да, прошло больше 20 лет, но люди-то все те же. Что сейчас и видно в полный рост. Большая часть населения желает тихо "отсидеться по углам", а те, кто проявляет какую-то активность, не могут простейшие организационные задачи решать. Поэтому там, где возникают хоть какие-то лидеры, это пацаны, которые, собираясь захватывать казначейство, не могут не то, чтобы спланировать свои действия, они правильный адрес найти не могут. Ну и в целом, при всем уважении, но это же цирк, а не силовая борьба за власть. Ну или не пацаны, а депутаты от ПР. Цену им показал захват Клинчаева:Collapse )