?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Горький в Трубецком бастионе Петропавловки
Солнечно
dzeso
Забавы ради зашел в Питере в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. Место довольно унылое, но зато тепло и сухо. Как-то особо не производят впечатления условия содержания, по сравнению с тем, что регулярно показывает телевизор, так даже кажется вполне уютно. Вот как-то так в коридоре:


По сути своей Петрпавловка это скорее СИЗО, чем спец тюрьма, хотя я не очень в этой классификации разбираюсь. Смотрители пытаются идти в ногу со временем. В некоторых камерах есть аудигиды и даже маленький кинозал с хроникальной нарезкой. Где-то тут чалился и мой прадед, правда не долго. Ну а как видно на фото, и Горький тут бывал. Сначала на первом этаже, а потом был переведен на 2-ой, в камеру 39:
 

От так вот внутри. Параша сразу сбоку от входа. Стол, книги... Вполне пристойно. Резко режим ужесточался после вынесения приговора. Но в случае Горького, как говорится, - все было. Что, однако, не мешало высокохудожественно нагнетать инхтелегенских ужасов (речь об интерьере камеры, что выше на фото):
Писатель облачился в тюремное грубое белье, спадающие с ног чулки, тонкий халат и кожаные шлепанцы. С тяжелым погребальным звоном захлопнулась массивная дверь, окованная железом, и он остался один в своем новом обиталище — мрачном помещении с низким сводчатым потолком. Наверху — забранное решеткой оконце, в которое видна лишь серая стена бастиона. Асфальтированный пол выкрашен желтой краской: в него наглухо вделана железная койка, к стене прикреплен железный столик. Над ним — электрическая лампочка, втиснутая глубоко в стену и прикрьтая сверху толстым стеклом, огражденным решеткой.
Окинув все внимательным взглядом, Горький невесело усмехнулся, поплотнее запахнул ветхий халат и, присев к железному столику, погрузился в размышления. А потом потянулись томительные дни заключения.

Но тем ни менее в перерывах между тяжелыми размышлениями классик читал (уже в первых письмах на волю просит прислать ему книги, причем список их
довольно обширен. Здесь и «Общая физиология» М. Ферварна, и «Общая геология» А. Иностранцева, и «Происхождение животного мира» В. Гааке и другие.
)
В письме к М.Ф. Андреевой Горький писал:
«Существую недурно, читаю много... Даю тебе честное слово — я чувствую себя довольно сносно, и нет причин, чтобы самочувствие изменилось к худшему».
В камере Горький даже написал пьесу «Дети солнца», но в остальном писателю в камере не нравилось:
Горькому все тяжелее становилось переносить тюремный режим. Его раздражали бесконечные вызовы на допрос в жандармское управление, надоело всякий раз повторять, что он не признает себя виновным в принадлежности к сообществу, которое хотело ниспровергнуть существующий в России государственный порядок...
Какие все таки кровавые сатрапы были, подиж ты смели заключенного на допросы вызывать. Режим опять же какой-то... Вот что у людях в Головах? И вот отчего-то кажется, что сам классик адекватнее ситуацию понимал. Все таки детство не на даче провел. Хотя кто его знает, этих творцов.
Посещать кроме как для погреться, пацаны рекомендуют строго в обществе хорошего гида. А вообще чтите УК, нахер-нахер на личном опыте проверять условия содержания

promo dzeso september 6, 2016 15:11 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Фотография с фестиваля аргентинского танго "Ночи Милонгеро 2016". Москва. (Samsung nx300 + Samsung 45mm f/1.8 NX) В который раз, разговаривая со знакомыми о танго, спотыкаюсь о странные мужские стереотипы типа: "танцы не мужское занятие", "для танго нужны…

  • 1
Ой, я все собираюсь сделать пост про "тюрьму с роялем". Ей богу, сделаю!

Ой, пишите конечно! :)

  • 1