?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
Солнечно
dzeso
Разбираю дела за пропущенный рабочий день и слушаю "Шесть сюит для виолончели solo". Не земная музыка, мой любимый диск Баха. Под катом, небольшая статья по этому диску. А для фриков скажу закатив глазки: О боже, как она звучит на колонках с деревянным диффузором... :)

PS Кстати, тема из первой сюиты нагло стыбрена в фильме про Каменскую, типа там гениальная тетка музыкант, писала музыку к фильмам для извращенцев, а карлик наркоман все просек и убежал... Обожаю пересказывать телесериалы, пять слов и две серии пересказаны :)

Алексей Селезнёв

Заслуженный артист России, доцент Московской государственной Консерватории им. П. И. Чайковского
Алексей Селезнёв, окончил Московскую консерваторию и аспирантуру. Его профессор - Н. Шаховская. Он неоднократно гастролировал, проводил мастерклассы, курсы лекций и концерты учеников в России, Германии, Италии, Франции, Австрии, Греции, Австралии, Польша, Корее, Китае и др.
В Москве А.Селезнёв и его ученики (более 40 лауреатов международных конкурсов) играли в Большом, Малом и Рахманиновском залах Московской консерватории, Белом доме, Мэрии, Патриархии, зале Чайковского, и др.
За последние пять лет осуществлён цикл "Три века виолончельной сонаты", совместно с заслуженной артисткой России Т. Оганезовой. Широко известен, и не только в России, виолончельный ансамбль “Новые имена”, созданный Алексеем Селезнёвым из учеников своего класса разного возраста. В его активе ансамбля концертные поездки по стране, в страны Балтии, на Украину, в Польшу. Большой резонанс получили концерты в Зальцбурге, Санкт-Петербурге, Калининграде, выступления на юбилее М. Ростроповича, Всемирном виолончельном конгрессе, Московской патриархии, Белом Доме, Юнеско. Ансамбль “Новые имена” - лауреат нескольких международных конкурсов.


«Музыка И. С. Баха (1685 - 1750) была “открыта” человечеством дважды: в 1825 году - стараниями Ф. Мендельсона (исполнение “Страстей по Матфею”), и, в виолончельной её части, - П. Казальсом, в 1910 году впервые исполнившим на эстраде Шесть сюит для виолончели solo.
Перефразируя классика, можно сказать что сюиты являются пробным камнем для виолончелистов, так же как и сонаты и партиты solo - для скрипачей, а “Хорошо Темперированный Клавир” - для пианистов. Они входят в программы всех международных конкурсов, государственных и вступительных экзаменов, в учебные программы консерваторий и колледжей.
В последние годы мировое исполнительское искусство переживает сильные изменения в интерпретации музыки XVII - начала XIX веков. И если 20-30 лет назад существовали воинствующие антагонисты - аутентики и их непримиримые противники - музыканты классического ортодоксального толка, то сейчас позиции сторон всё более сближаются. Правда, не обходится без крайностей (когда концерты Гайдна исполняются барочным смычком, а музыка Шумана - почти без вибрации), но всё больше артистов и педагогов-виолончелистов осознают, что будущее - не за жильными струнами, плоской подставкой, барочным смычком и т. д., а за синтезом богатейших выразительных возможностей нашего инструмента с достижениями новейшей аутентичной стилистики. Для российских исполнителей, воспитанных на редакции основоположника нашей виолончельной школы С. М. Козолупова, трансформация певучего вокального исполнения на “инструментально-говорящую” манеру игры, происходило и происходит весьма болезненно, однако мы всё яснее понимаем, что обращение к уртекстам, барочности и аутентике не должно подменять всестороннего владения выразительными средствами современной виолончели, накопленными за три века её развития, наличия одарённости исполнителя, убедительности, яркости и содержательности игры.
Выдающиеся музыканты нашего времени всегда чутко реагировали на изменения в стилистике мирового исполнительства. Поучительным для меня явилось изучение Д. Шафраном уртекстовой редакции Д. Алексаняна.
Напротив, интерпретация сюит основоположником аутентичной школы А. Бильсмой сейчас эволюционирует в сторону большей яркости, концертности и художественно-эмоциональной убедительности (показательно в этой связи сравнение двух его CD с записью шести сюит 70-х и 90-х годов).
Драматургия цикла (а VI сюит, несомненно, выстроены по единому архитектоническому плану) основана на библейских мотивах. Более того, практически всё творчество Баха буквально пронизано намёками, символами и впрямую зашифрованными цитатами из Библии, навеяно христианской образностью и протестантской ментальностью.
Шесть сюит - своего рода музыкальный Новый Завет: детство и юность Христа в 1 и 2-ой сюитах, история его жизни в 3 и 4-ой, страстная неделя - в 5-й (сарабанда - Голгофа), и Воскресение - в шестой.
Со времени П. Казальса известно более 100 только печатных редакций этой великой музыки, но только сейчас мы начинаем понимать важность первоосновы - уртекста, который сейчас известен в 5-ти копиях, главная из которых - копия Анны Магдалены, второй жены композитора. Далее следуют варианты Кёльнера, Вестфаля и два анонима. Можно много говорить об исполнимости или неудобстве штриховых обозначений либо аккордовых сочетаний в уртекстах, однако напомним, что Бах был концертмейстером - скрипачом камерного оркестра в Веймаре и к тому же играл на альте.
А. Князев, впервые исполнивший сюиты в Большом зале Московской консерватории, говорит: “Уртекст как таковой не является исполнительской редакцией, но - единственной основой для неё”. Ни один из композиторов за всю историю музыки не был до такой степени универсален, глобален и “всеяден” в смысле жанровых и инструментальных предпочтений, как Бах. Так же верно и то, что никто не подвергся такому “улучшению” в позднейших редакциях, особенно романтических. Чего стоит только одно фортепианное сопровождение к сюитам, сочинённое Шуманом, Серовым, Пиатти, Шрёдером, Кленгелем, Грютцмахером...
Проблемы, возникающие при исполнении шести сюит, поистине неисчерпаемы, как и сама музыка Баха. Скрытая или псевдо-полифония, “домысливание” реально не звучащих двойных нот и аккордовых последований, гармонические опоры в полифонической ткани, показ мелодических вершинок, сцепление микромотивов, импровизационная метода мелизматики, переход от вокализирования к инструментальной “проговоренности” интонаций, - даже перечислить все затруднения сложно.
Конечно, в преподавании все эти вопросы усложняются стократ. Ведь новая стилистика игры диктует другую методику и постановки, и штрихов, и аппликатурных приёмов. Сам я записывал Шесть сюит без шпиля, но своим студентам я не рекомендую это делать - слишком велика смена ощущений. В музыке Баха гораздо больше французского и особенно итальянского, чем было принято считать ранее. Сам принцип барочности (“испорченной” жемчужины - в переводе с французского) - это единство в многообразии. Ни один элемент орнамента не повторяется точно, идёт ли речь о штрихе, нюансе, мелизме или повторении колена... Да, Бах - это Космос, глыба, Вселенная... Но и блеск, остроумие, изящество, утончённое rubato на базе размеренной поступи.
“Настоящий мастер не потеет” - говорили старые немцы. Действительно, работая над шестью сюитами для виолончели solo, попотеть приходится изрядно, однако в концертном исполнении всё должно быть легко и непринуждённо. Играть (Joner - играть с франц.) - а не работать - вот девиз современной манеры интерпретации Сюит.
Не - “назад, в барокко”, а - “в будущее, к Баху”.»

А. Селезнёв

Все треки записаны на инструменте школы Амати 1680 г.

promo dzeso september 6, 2016 15:11 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Фотография с фестиваля аргентинского танго "Ночи Милонгеро 2016". Москва. (Samsung nx300 + Samsung 45mm f/1.8 NX) В который раз, разговаривая со знакомыми о танго, спотыкаюсь о странные мужские стереотипы типа: "танцы не мужское занятие", "для танго нужны…

  • 1
  • 1