?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Суздаль (начало)
Солнечно
dzeso
После Владимира, Суздаль выглядит натуральной деревней, имено так, верно, выглядели уездные города, а сейчас так выглядит единственный в Росии город-музей. От Владимира км. 40, ну или минут 30-40. Место пользуется популярностью, так что процентов 70-80 машин на трассе - с московскими номерами, как следствие - трудности парковки ну и общая бытовая не продуманность. Интуристу надо быть настоящим фанатом, чтоб путешествовать по Золотому кольцу, ну или экстрималом. Но отечественный туризм это отдельная грустная тема, просто надо быть готовым, что такие поездки это всегда немного приключение: придется разведывать тропы, изучать местные обычаи парковки, пытаться раздобыть карту местности, экскурсовода и с замиранием ожидать результатов перекуса в местных едальнях.
Где в Суздале парковаться, так и осталось не понятным, чтоб не искушать судьбу поступили как все и бросили машину прямо на обочине трассы и дальше - пешком. Граждане, путешествуя зимой - одевайтесь подобающе, московские наряды ведут к отмораживанию чувства прекрасного, притупления любопытства ну и просто не полезны для здоровья.

Прибывших туристов город встречает примерно такой картиной:




Как водится трасса переходит в главную улицу, которая в свою очередь ведет к городскому центру:



Который в уездных городах представлен торговыми рядами и площадью.



Налево ведет дорога к основным туристическим достопримечательностям, а прямо - к монастырям. Но по традиции перед заметками акына дадим слово краеведам:

Из истории Суздаля
О первоначальном основании Суздаля нет достоверных известий. Можно сказать, что Суздаль принадлежит к числу древнейших городов России. Только седой Киев, золотыми главами своих храмов выплывающий из непроницаемого тумана седой старины и немногие города России могут поспорить в этом отношении со скромным уездным городком Владимирской губернии.
Дремучие леса и глухие дебри, за которыми на заре русской жизни лежала Суздальская область, послужили вероятно фоном оригинальной легенды о начале, Суздаля, записанной летописцем ХVIII века Ананием Федоровым. После всемирного потопа и смешения языков, говорит он, появились на свет три брата из племени Иафетова: Сан, Авесархан и премудрый Асан. Пришли они на землю русскую. Первые два построили много городов близ Варяжского моря, в том числе и Великий Новгород, а третий брат Асан отправился в дикие леса и топи, где основал город по своему суждению Суждаль.
Разбирая происхождение этого слова, ученые дали много толкований по этому поводу. Некоторые из них полагают, что в этом городе князья народ судили, отчего и произошло название «Суждаль»; по мнению других имя Суздаля указывает на его первоначально финское происхождение.
В первый раз Суздаль упоминается в летописи Нестора под 1024 годом, в рассказе о возмущении местных волхвов. Суздальцы под влиянием суеверных убеждений, при писали возникший город чарам волхвов и колдунов и начали их безжалостно избивать. Появление Мудрого Ярослава восстановило порядок. По преданию в Суздале между прочим и Равноапостальный князь Владимир, поставивший в 988 году епископом Суздальским Федора, скончавшегося здесь и погребенного в Богородице-Рождественском соборе. Настенная надпись у мощей святителя Федора, сделанная в 1635 году гласит: «в лето 990 первый и великий князь Владимир просвети Суждальскую землю святым крещением паству вручи епископу Феодору». В конце ХI века над Суздалем разразилось неожиданное бедствие во время борьбы Олега Чернигскаго с детьми Владимира Мономаха Изъяславом и Мстиславом. Олег в 1096 году овладел Суздалем; за павшего в битве под Муромом брата Изъяслава вступился Мстислав и предложил Олегу немедленно оставить Суздаль, что тот и исполнил, приказав сжечь город. «Остался токмо», говорит летописец, «Двор монастырский и церковь, юже бе даль Ефрем и с селы». После победы, одержанной Мстиславом, пленные Олегом суздальцы были освобождены.
Мономах, еще при жизни своей отдал Суздальскую область сыну своему Юрию, прозванного Долгоруким (1125–1157 г.г.). Юрий весьма много сделал для этого края; новгородский летописец свидетельствует, что при нем появилось много храмов и Суздаль сделался центром религиозной образованности и столичным городом. Юрий построил здесь церковь во имя Всемилостивейшего Спаса, не сохранившуюся впрочем до настоящего времени. Равным образом в 1521 году он построил близ Суздаля на берегу реки Нерли каменную церковь Бориса и Глеба, где погребены были его сын Борис Юрьевич с супругой Марией и дочь их Ефросиния. Это памятник церковной архитектуры сохранился до настоящего времени.
Суздаль и Новгород, по данным истории давно уже враждовавшие между собой, искали случая померится силами. Поход Суздальцев против Новгорода оказался для них неудачен; они были разбиты новгородцами и взяты в плен в таком множестве, что по словам летописи, за гривну отдавали тогда четырех суздальцев...
Нашествие монголов естественно не миновало и Суздаля. Подступив к Владимиру, Батый направил часть своего войска к Суздалю. Татары взяли Суздаль, сожгли его, а население большей частью увели в плен. В битве при реке Сити пал великий князь Юрий, немногие из жителей спаслись в Ризоположенском монастыре, уцелевшем после всеобщего разрушения. После татарского нашествия уже при новых условиях русской исторической жизни, начинается новый период в истории Суздаля и Суздальского княжества. Происходит борьба между князьями московскими, тверскими и кончается победой сильнейшего московского князя; в Москву переносится и великий великокняжеский престол. До окончательного подчинения московскому государству, Суздаль был еще, несомненно, многолюдным и богатым городом, а жители его, по выражению летописи, славились «досужеством в художестве и промыслах». Зависимость от московских князей особенно тяготила Суздаль и побудила его начать борьбу за свою самостоятельность. В этом отношении выдающейся личностью был князь Константин Васильевич. «Он княжил честно и грозно, оберегая свою отчизну от сильных князей и от татар». В этих видах князь перенес свою столицу из Суздаля в Нижний Новгород, подальше от Москвы. Подчинением Москве в 1392 году окончательно заканчивается самостоятельное нижегородско-суздальское княжество. Московские князья по выражению летописи «взяли наконец свою волю над суздальскими князьями». С момента окончательного подчинения Москве Суздаль у тратил и то политическое значение, которое он имел в самостоятельном удельном княжении, как сто лица своих князей. Ставши рядовым городом Московского государства и находясь вне оживленных торговых путей того времени, Суздаль в ХV-ХVII веках не приобрел выдающегося положения и в торгово-промышленном отношении. История Суздаля в ХV веке темна; но уже к концу этого столетия мы видим Суздаль в числе так называемых «замосковных» городов. В половине ХVI века Суздаль уже взят Иваном грозным в опричнину, а пятнадцать лет спустя в Суздале на посаде насчитывалось всего 414 дворов. Жизнь этого провинциального города текла мирно до начала ХVII века, когда волна смуты, поднявшейся в Русском государстве захватила его, принеся ему разорение, почти равное татарскому разорению начала ХIII века.
Церковная история Суздаля тесно связана с его политической историей. Сами суздальцы с гордостью указывают, что несуществующий теперь храм Рождества Пресвятой Богородицы был пост роен самим Равноапостольным князем Владимиром в 990 году. Внук Юрия Долгорукого Юрий II сильно старался поднять церковное строительство, оставив после себя как памятник церковного зодчества храм Рождества Богородицы. Блестящий период строительной деятельности Суздаля падает на ХII и ХIV века. Так в 1207 году основан Ризоположенский монастырь, в котором подвизалась княжна Феодулия, в иночестве Евфросиния. Около того же времени основан Троицкий женский монастырь для вдов. В первой половине XIV века в Суздале существовал уже Васильевский мужской монастырь, а несколько позднее возникает здесь Спасо-Преображенский. Смутное время нанесло Суздалю такое жестокое разорение, от которого он не мог оправиться долгие годы. Особенно сильно Суздаль пострадал при Лжедмитрие II. В 1608 году поляки, лит овцы и «русские воры» под предводительством Лисовского взяли Суздаль и устроили в нем свой укрепленный лагерь. Хотя суздальцы, присягнув второму самозванцу, получили, от него похвальную грамоту, но
тем не менее город и его окрестности подверглись жестокому разграблению. Следы его точно зарегистрированы в описях 1612 — 1630 года. Первая опись, сделанная по свежим следам по приказу стольника и воеводы князя Д.М.Пожарского констатировала ужасный разгром. В Суздале на посаде в остроге и за острогом было «жилецких и посадских 78 дворов, людей в них тоже 19 дворов, люди коих ходят по миру, 60 мест дворов пустых, люди коихэ скитаются по миру или разбрелись по городам и селам безвестно, 251 место дворовых пустых, люди побиты от литовцев и померли».
В писцовой книге 1628-1630 года сохранилась более подробная суздальская опись. «Город Суздаль ветх, у него четыре ворота, в городе каменная соборная церковь Рождества Пресвятыя Богоридица, пять деревянных церквей, 12щ дворовых м ест 5 лавок пустых» В лавках торговля солью, льном, луком, чесноком, хмелем, хлебом, и калачами, москательным и пушным товаром, мылом, медом, крашениной, сапогами, лаптями , рукавицами, рогожами, железными и серебряными изделиями, горшками, свечами, рыбой, мясом , киселем и маслом. По окраинам города стояли три монастыря — Спасский, Покровский, Васильевский со слободами при них. Из приведенной описи видно, что через 20 лет после литовского разорения следы перенесенного бедствия были еще довольно заметны.
Не успел Суздаль оправиться от перенесенного бедствия, как ему пришлось испытать новые невзгоды. Не говоря уже о чудовищном разграблении со стороны крымских татар или грандиозном пожаре 1644 года, когда Суздаль десятилетие спустя постигла страшная моровая язва, унесшая в могилу 1177 человек, в живых осталось 1390 человек в 477 дворах. В воспоминание прекращения эпидемии на месте молебствия, там где улицы сходятся крестообразно, была устроена деревянная часовня, названная по своему местонахождению «Крестом». В 1770 году на месте часовни усердием Суздальцев была сооружена каменная «Кресто-Никольская» церковь, существующая до настоящего времени.
Вторая половина ХVII столетия прошла для Суздаля благополучно, однако город оправлялся медленно; к концу этого века он имел только 515 дворов, подлежащих казенному окладному сбору. В конце ХVII и самом начале ХVIII столетий для благоустройства Суздаля много сделал митрополит Илларион. Поставленный во епископа на суздальскую кафедру, Илларион в том же самом году был возведен патриархом Иокимом в сан митрополита,- ради его высоких приведенных достоинств и «ради древняго великаго княжения суздальскаго». Митрополит Илларион заново отделал собор Рождества Пресвятой Богородицы устроил каменный архиерейский дом, существующий несмотря на позднейшие переделки до сего времени и сохранивший отпечаток старинной «палатной» архитектуры ХVII века. В 1708 году при новом административном делении России на 8 губерний, Суздаль сделан уездным городом московской губернии, а в следующем году главным городом суздальской провинции.
По описи 1760 года в Суздале было 17 каменных приходских церквей и только три деревянных; из этого можно заключить, что город значительно обновился, хотя улучшение его не простиралось на другие стороны его жизни. Неизвестный автор отмечает, что суздальское купечество того времени было «богатством средственно и даже убого». Автор другого подобнаго описания, изданного однако позднее, так изображает Суздаль: «сей город разделяется на две главные части из коих первая называется Кремль, а вторая Земляной город. С северной стороны Кремля внизу под горою течет река Каменка и проходя далее обходит Земляной город с западной стороны, с прочих же сторон оныя части окружены иррегулярными валами и сверх сего при этом городе находятся восемь предместий и шесть экономических слобод».
Наконец в 1796 году Суздаль был сделан уездным городом вновь учрежденной Владимирской губернии, а в 1798 году перенесена из Суздаля во Владимир и епископская кафедра. Это административное унижение несомненно отразилось на дальнейшем положении Суздаля в ХIX столетии. С этого времени Суздаль окончательно «захудал», общественная жизнь в нем заглохла, торговля и промышленность ослабла, а вместе с тем упало и его материальное благо состояние.
Пивовар Синебрюхов из Суздаля
В Европе известно пиво марки «Синебрюхофф». Фирма расположена в Финляндии и кажется не имеет никакого отношения к русскому городу Суздалю. На самом деле следы суздальского купца Николая Синебрюхова нам удалось отыскать в архивных папках.
Николай Синебрюхов родился в Суздале во второй половине восемнадцатого века. Точной даты рождения нам не удалось установить. Он был купцом второй гильдии и имел собственный дом возле Суздальского кремля.
В начале девятнадцатого века в Суздале не было мощного развития капиталистических отношений, поэтому многие купцы, которые впоследствии много сделали в обоих столицах Российской империи оставляли родные дома и уезжали в Москву и Санкт-Петербург. Среди них был купец первой гильдии Блохин. В Москве он сумел развить свое производство, а затем вернул часть средств, построив богадельню и устраивая ежегодно разыгрывания преданного одной из девиц-бесприданниц. Такая же судьба ждала и Николая Синебрюхова. После нашествия Наполеона ситуация в Суздале ухудшается. В город приезжают врачи, аптекари и другие, потерявшие дома в годы французского нашествия, но мест вложения капитала практически отсутствуют.
Одна из немногих официально фиксированных записей о Николае Синебрюхове относится к первой половине ХIХ в.: «В 1819 г. русский купец Николай Синебрюхов получил право на призводство пива в городе Хельсинки». Это была первая пивоварня в Северной Европе. Тогда Финляндия входила в состав Российской Империи.
13 октября 1819 г. считается днем рождения пивоваренной промышленности в Финляндии. Так суздальский купец Николай Синебрюхов основал одну из престижных пивоварен Европы.
До сих пор в Суздале проживает потомок суздальского купца. В советское время он вынужден был сменять фамилию Синебрюхов на Лужнова, так как многие просто смеялись над «неблагозвучной фамилией». Александр Николаевич Лужнов долгие годы работал в строительно-монтажном управлении «Суздальстрой». Некоторое время Александр Николаевич получал небольшие посылки фирмы «Синебрюхофф», то есть получается, что в Финляндии более двести лет спустя помнили о корнях основателя знаменитой пивоваренной компании.
Основатель русского фарфора родом из Суздаля
Приезжающим туристам практически никогда не сообщают, что изобретатель русского фарфора Дмитрий Виноградов родом из Суздаля. Хотя в исторической части города сохранились здание школы, где в детстве учился Виноградов, место, где стоял особняк Виноградовых, но как-то не принято включать в экскурсионные маршруты эти места.
В 1720 г. в семье протопопа суздальского Рождественского собора родился сын Дмитрий. Совсем юным он покидает Суздаль и едет учиться после окончания «цифирной школы» в Славяно-греко-латинскую академию. Здесь он познакомился с Ломоносовым. Оба лучших ученика. По предложению начальства продолжают образование в Петербургской академии наук.
После окончания академии Ломоносова и Виноградова отправляют для постижения практических знаний в Германию. Раиса Варцава нашла запись, сделанную по этому поводу: «Дмитрий Виноградов, попович из Суздаля», шестнадцати лет и Михайло Ломоносов, крестьянский сын из Архангельской губернии, двадцати двух лет...»
Где-то в архивах сохранился паспорт, выданный Дмитрию Виноградову. Он решил поехать в Дрезден. Есть словесный портрет, составленный для получения паспорта: темные волосы, высокий рост, одет в красный кафтан.
После посещения Дрездена с блестящим образованием молодой ученый возвращается в Санкт-Петербург и получает звание «бергмейстера», т.е горного инженера, но вскоре его отзывают в распоряжение Кабинета ея императорского величества. Ему было дано задание, державшееся в строжайшей тайне — наладить изготовление русского фарфора. Было тогда Дмитрию Виноградову всего двадцать три года. Хотелось бы отметить, что русский фарфор был получен в результате детального исследования и серии научных самостоятельных опытов Дмитрия Виноградова. В архивах Москвы и Санкт-Петербурга хранятся дела с подробным описанием технологических процессов, температурного режима, серий рецептур производства глазурей и еще масса сведений, подтверждающих научное открытие — производство отечественного фарфора.
В 27 лет Виноградов получил первый устойчивый образец. 1747 год рождения фарфорового производства в России. Началось производство фарфора на фабрике, которая была переименована в Императорскую порцелиновую мануфактуру, впоследствии получившая название знаменитого теперь на весь мир Императорского фарфорового завода. Сейчас уже только в Эрмитаже можно найти изделия той поры. Это тончайшие чашечки, табакерки с монограммой «W». Это монограмма основателя русского фарфора Дмитрия Виноградова.
Скончался Виноградов в возрасте 38 лет. Место его захоронения неизвестно.
В Суздале одна из небольших улиц носит имя основателя русского фарфора, но более ничем память его не увековечена.
Дорогой императора
Не так давно в одном из антикварных магазинов Владимира были куплены две фотографии Иодко. На старых снимках последний российский император Николай II в окружении известных людей Владимирской губернии. Император стоит на фоне гирлянд цветов, которыми украшена Городская Дума губернского города Владимира на Клязьме. На второй фотографии запечатлено прибытие царской семьи на железнодорожный вокзал Владимира. Царский поезд, из своего вагона выходит царь и четыре дочери в белых платьях и шляпах. Снимки датируются 1913 г. Царица Александра Федоровна осталась в вагоне. Состав стоял на железнодорожных путях, а прямо напротив только несколько выше, заняв доминирующее положение величественно поднимался кафедральный Успенский собор (построен в ХII в.). Первую половину дня царь провел во Владимире. Поездка по святым местам царских особ не была первой. Владимиро-Суздальскую землю посещал и Иван Грозный и Екатерина II, и Павел I, но эта поездка была особенной. Она была приурочена к 300-летию воцарения на престол Романовых.
Поэтому подготовка к приезду началась за год. Прежде всего практически заново была уложена дорога из Владимира в Суздаль, а это путь длиною в 35 верст. Вместо неровного булыжника местами просевшего, дорогу засыпали мелким гравием. Из казны были выделены деньги для капитального ремонта моста через реку Каменка в Суздале. Всех домовладельцев известили в течении года отремонтировать фасады домов стоящих на центральной улице города. В Рождественском соборе Суздальского кремля, а также в Спасо-Евфимиевском монастыре чистили плиты и интерьеры. Заранее были куплены новые облачения из парчи священникам, которые должны были встречать царя. В то время суздальцы, а главным образом лошади не привыкли к автомобилям и вставали на дыбы. Поэтому задолго до приезда царя люди в котелках стали подъезжать то к Покровскому монастырю, то к Гостиному двору. Постепенно и люди и лошади привыкли к авто. Лошади перестали вставать на дыбы. Ближе к приезду императора полицейские надзиратели получили предписание — проверить все чердаки домов, стоящих на пути следования. Руководство по безопасности взял на себя товарищ министра внутренних дел по полиции красавец Джунковский. Были выселены все неблагонадежные из города.
За неделю до приезда царской семьи город стали украшать. Первым пунктом на пути следования царского картежа была Владимирская застава. Здесь соорудили деревянную арку с царским вензелем и надписью «Боже, царя храни». До сих пор растут старые вязы и липы на центральной улице Суздаля. Они — участники событий тех далеких дней.
Вторую арку поставили при въезде на мост через реку Каменку. Дома, административные здания были украшены за несколько дней до приезда гирляндами цветов и трехцветными полотнищами, флагами.
И вот наступило долгожданное 16 мая 1913 г. Царский картеж подъехал к Владимирской заставе. Царь ехал в середине картежа в открытом авто. Рядом с ним сидели две старшие дочери, напротив две младшие. От Владимирской заставы царь проехал в Рождественский собор под колокольный звон. В Суздальском кремле царя встретили уважаемые люди Суздаля. В числе сопровождавших Николая II был министр внутренних дел Н.А.Маклаков, начинавший свою карьеру в Суздале. Он почтительно раскланивался со старыми знакомыми. После приветственного слова царь с дочерьми вошел в собор и поклонился святым мощам. В соборе находились старинные предметы утвари, которые до сих пор хранятся в местном музее. К ним относятся: огромный выносной фонарь, который используется для крестного хода, золотое кадило, подаренное царем Михаилом Федоровичем, больших размеров евангелие, подаренное царевной Софьей, древний крест из Корсуня.
Затем царь поехал в Спасо-Евфимиев монастырь. Царь побывал в мавзолее князя Пожарского. Этот пямятник не сохранился до сегодняшних дней. В коллекции «Суздаль-Клуба» хранится серия уникальных открыток. Среди них и изображение усыпальницы князей Пожарских, делавшие издавна богатые вклады в монастырь. Поэтому монастырское руководство разрешило им в свое время пристроить к стенам Преображенского собора родовую усыпальницу.
На обратном пути царь заехал в один из древнейших монастырей Суздаля, в Ризоположенский. Археолог В.Т.Георгиевский рассказал царю историю жизни преподобной Ефросинии Суздальской. Ефросиния Суздальская в миру Феодулия родилась в 1212 г. Она была дочерью великого князя Черниговского Михаила Всеволодовича. Родители обручили дочь с потомком варяжского князя Шимона — Миною Ивановичем. Сын Шимона Юрий был тысяцким у Юрия Долгорукого. Княжий двор находился на современной улице Кремлевской и прилегающей улице Лебедева. Мина владел селищем Минино, которое в 1899 г. было приписано к Ризоположенскому монастырю.
15-летняя Феодуолия покорная воле родителей поехала в Суздаль к жениху, но по пути узнала о его внезапной смерти. Скорбное известие она восприняла как Божее указание принять постриг в Суздале. При постриге Феодулия приняла новое имя Евросиния. В монастыре Ефросиния организовала школу отдельно для девочек и для вдов. Это была образованная женщина. Благодаря ее стараниям все больше детей посещало монастырь.
В 1238 г. передовой отряд татар встал на Яруновой горе на берегу реки Каменки. Многие монастыри были сожжены, а Ризоположенский вообще не пострадал. Татары обошли его стороной. До сих пор не ясны причины такого отношения к Ризоположенскому монастырю. Ефросиния Суздальская до 1250 г. была егуменьей монастыря и скончалась в возрасте 38 лет. Обретение мощей святой по благословению патриарха Адриана состоялось в 1698 г. в соборной церкви Ризоположенского монастыря. Мощи находились в соборе до 20-х годов ХХ столетия пока монастырь не закрыли. Длительное время мощи хранились в местном музее, а в дни празднования 1000-летия Крещения Руси святые мощи были переданы церкви в Цареконстантиновский храм, где и поныне находятся.
Затем царь отправился в Покровский монастырь. Здесь под деревьями, которые и поныне стоят на открытом воздухе игуменья Мария Белаго предложила ужин. Отдохнув царь двинулся в обратный путь.
О посещении царем Суздаля на наружной поверхности стены Рождественского собора была сделана памятная надпись, которая уничтожена при реставрации собора. В монастырских храмах при входе в соборы под стеклом были помещены медные мемориальные доски, изготовленные суздальскими мастерами, но они до нас не дошли. Только фотографии и архивные документы сохранили нам скупые факты посещения Николаем II древнего города Суздаля.

Суздаль снимается в кино
Все архитектурные достопримечательности Суздаля, а также речка Каменка, на берегах которой стоит город, улочки и дома на языке кинематографа называются натурой. Особую ценность она представляет для съемок исторических картин, фильмов-сказок, экранизаций литературных произведений, связанных с русской культурой и бытом русского народа. И Суздаль может гордиться тем, что его богатейшие художественно-декоративные прелести многократно использовались кинематографистами Москвы, Петербурга, Киева, Одессы, Варшавы, других городов и стран. После съемок американского телевизионного сериала «Петр Великий» (1984–1985) можно смело называть Суздаль Русским Голливудом. Только не «фабрикой грез», а великолепной съемочной площадкой! Более полусотни художественных фильмов снято на сегодняшний день на фоне суздальской старины!
А впервые обратил на Суздаль внимание кинорежиссер народный артист СССР С.Ф.Бондарчук. Летом 1962 года он приезжал сюда в поисках натуры для киноэпопеи «Война и мир» по роману Л.Н.Толстого. Художник-постановщик Е.И.Куманьков предлагал мастеру построить здесь декорации и снять частично Москву 1812 года. Проект не осуществился, но образ города с обилием каменных церквей и монастырей, одной изящной деревянной церквушкой в кремле, который окружен древними валами и опоясан лентой Каменки, сохранился в душе. Поэтому, как только Е.Куманьков по предложению режиссера В.Басова приступил к работе над экранизацией пушкинской «Метели», он вспомнил о Никольской деревянной церкви. Чем не церковь села Жадрино, где армейский прапорщик Владимир договорился обвенчаться с красавицей Машей! Натура единогласно была утверждена.
Действие в «Метели», также как в романе «Война и мир», происходит во время Отечественной войны 1812 года, но картина камерная — повествует про чистые взаимоотношения людей, романтическую любовь. Лучшего материала для дебюта в кино не придумаешь! Натурные съемки фильма творческая группа «Мосфильма» проводила в Суздале, а также Кидекше, зимой и летом 1964 года. Режиссер В.Басов, снявший до этого остросоциальные современные картины «Битва в пути» (по Г.Николаевой) и «Тишина» (Ю.Бондарев), погрузился в атмосферу XIX века и красоту Суздаля. Он очень был доволен натурой и суздальцами, которые откликнулись на его приглашение сниматься в массовых сценах. А сколько было любопытствующих вокруг съемочной площадки, в которую превращался то кремль и Никольская церковь, словно специально перевезенная сюда для съемок из села Глотово, то Александровский монастырь, то крутой берег Каменки возле Спасского монастыря. Привлекали молодые актеры В.Титова, Г.Мартынюк, О.Видов, Н.Бурляев, Н.Прокопович. Мартынюка знали по главной роли Кости в только что вышедшей на экраны картине В.Басова «Тишина», Колю Бурляева — «Иваново детство» (режиссер А.Тарковский). Восходящей кинозвездой был Олег Видов («Сказка о царе Салтане», «Обыкновенное чудо» и др.), сейчас живет в Америке. Оператор С.Вронский до «Метели» снял только одну картину («Утренние поезда», 1963), после — «Братья Карамазовы», «Афоню», «Табор уходит в небо» и многие другие.
Натурные съемки «Метели» еще продолжались, когда о прекрасной натуре Суздаля узнали другие режиссеры и летом 1964 года в нашем маленьком городе, но большом павильоне (если так можно выразиться) под открытом небом, снималось сразу 3 фильма: «Метель», «Женитьба Бальзаминова» (режиссер К.Воинов) и «Царская невеста» (режиссер В.Гориккер). Последний был по жанру оперой и снимала его творческая группа из Риги (Латвия). Декорации были построены на территории кремля («Дом Сабакина», «Крыльцо дома Григория Грязнова»). Смотрины невест снимались на галереях Благовещенской церкви в кремле и Покровского собора Покровского монастыря. Один из проходов царя Ивана Грозного снимали в подклете этого храма, где находятся могилы великих княгинь и цариц. Туда еще не ступала нога кинематографиста!
Группа Рижской киностудии досрочно закончила съемки и вернулась в Ригу. «Надежды, возлагавшиеся группой на очень колоритную натуру, вполне оправдались. — писала газета «Советская Латвия». — Жители Суздаля и окрестных деревень принимали самое живое участие в работе группы. Они хорошо знакомы с этой трагической историей, и не так по опере, как по старинным преданиям». Любопытно, что режиссер В.Гориккер, быстро смонтировав картину, привез ее в Суздаль. Суздальцы первыми посмотрели «Царскую невесту», а потом и «Женитьбу Бальзаминова» еще до конца 1964 года, еще до выхода на всесоюзный экран. Зрительный зал единственного маленького кинотеатра «Знамя» не мог вместить всех желающих.
Открытие Суздаля в кино состоялось! Весной 1965 год сотрудничество Суздаля (а взаимоотношения вполне можно определить так) и кинематографа продолжилось. В течение полугода здесь и во Владимире режиссер А.Тарковский по сценарию, написанному им с А.Михалковым-Кончаловским, работал над двухсерийным фильмом «Андрей Рублев». В Суздале снималась одна из самых интересных новелл — «Колокол», на крутом берегу Каменки, недалеко от стен Спасо-Евфимиева монастыря, и пойменном, у Покровской обители. В центре внимания был образ подростка (Н.Бурляев), который по наитию отливает большой колокол. Молодому актеру Коле Бурляеву пришлось на «собственной шкуре» ощутить что такое «искусство требует жертв», когда холодной осенью на обрыве снималась сцена поисков его героем глины. На теле только холщевая роба, а на него еще льют воду из брандспойта, имитируя дождь; идет Бориска, поскальзывается и падает вниз — по колючим кустам, кочкам, камням, грязи. «Глина. Глина!» — орет он от радости, а у самого зуб на зуб не попадает... А на теле появились ссадины, кровоподтеки, которых с каждым дублем становилось больше... Снималось семь дублей, потому что Тарковский был требовательным художником: к себе и другим.
«Страсти» выпали не только на долю актера Н.Бурляева, но и на картину «Страсти по Андрею» («Андрей Рублев») — ее не выпустили на экран в 1966 году чиновники от киноискусства. Кинематографическое освоение же Суздаля и его окрестностей неуклонно продолжалось. Вновь три картины кряду снимались: «Душечка» (режиссер С.Колосов), «Дневные звезды» (И.Таланкин) и «Сердце друга» (Р. и Ю.Григорьевы). Все три были экранизациями одноименных литературных произведений. Впервые приехала в экспедицию творческая группа киностудии имени М.Горького, впервые на съемочной площадке оказались кинорежиссеры-супруги. В те годы Ренита Андреевна и Юрий Валентинович были дружны с Василием Шукшиным, помогали ему в работе над фильмом «Живет такой парень» и даже снялись в нем (помните, как Пашка Колокольников подвозит молодую женщину, которую встречает муж? Это Григорьевы). «Сердце друга» — один из лучших фильмов о войне, о чистой о любви капитана П.Акимова и военной переводчицы Ани Белозеровой. В основу была положена повесть Э.Казакевича, жившего в 50-е годы в Ковровском районе Владимирской области.
О В.М.Шукшине я упомянул не случайно. Осенью 1968 года он с группой киностудии им.М.Горького приезжал на съемки в Суздальский район, точнее села Порецкое и Мордыш. Здесь была выбрана натура для съемок двух новелл из трех его авторского фильма «Странные люди» — про «чудиков». Места холмистые, Нерль быстрая, на берегу ее в Порецком стоит старая мельница. Красива церковь в этом селе с большой площадью возле нее. Здесь снималась любопытная сцена «Самопохороны» председателя колхоза Матвея Рязанцева (арт. В.Санаев). Что интересно, в «Странных людях» впервые звучит тема Степана Разина... А в самом Суздале через некоторое время начались съемки исторического фильма «Баллада о Беринге и его друзьях» под руководством режиссера Ю.Швырева. Это тоже киностудия им.М.Горького.
Уже в 60-е годы Суздаль показал весь спектр своих кинематографических возможностей. Не будем перечислять все картины, снимавшиеся на Суздальской земле в последующие годы, важнее подчеркнуть использование кинематографистами натуры как явление современной культурной жизни города и края. Это — отражение его значения и блеска, с одной стороны, и вклад в создание произведений киноискусства, с другой. Сама атмосфера питает людей искусства, вдохновляя на творческий труд. Просто поразительно, как режиссеры и операторы каждый раз находят новые точки (ракурс), новые грани и ключи к решению своих творческих задач — самых разнообразных.
Суздаль полюбили кинематографисты. Режиссер В.Гориккер, автор фильма-оперы «Царская невеста», снимал здесь еще две картины: «Осенние колокола» и «Серебряное ревю». Илья Гурин дважды приезжал в экспедиции — «Россия молодая» (1981) и «Гулящие люди» (1988). Из известных мастеров в Суздале работали профессор ВГИКа народный артист СССР С.Герасимов, М.Швейцер («Мертвые души»), Э.Лотяну («Мой ласковый и нежный зверь»), Г.Панфилов («Тема»). Самой большой по времени съемок и масштабу явилась телевизионная картина «Петр Великий» производства компании Эн-Би-Си (США). В кремле были выстроены для нее громадные декорации, изображавшие Кремль Москвы, а между Покровским и Спасским монастырями — «Улицы Москвы». В съемках участвовали звезды мирового масштаба: М.Шелл, О.Шариф, Х.Шигулла, В.Редгрейв, из русских — В.Ларионов, Н.Андрейченко, Б.Плотников, Р.Филиппов. В начале 90-х годов в Суздале велись съемки фильмов «Князь Серебряный» (режиссер Г.Васильев), «Сокровище моей семьи» (Э.Старосельский), «Седьмой год зверя» (С.Белошников), «На Муромской дорожке» (Ф.Петрухин), «Пленники удачи» (М.Пежемский) и других. «Сокровище моей семьи» рекламировалось как «новейшая голливудская комедия» (совместная советско-американская продукция), но это было уже не смешно. Некоторые картины так и не были закончены производством («Дело чести»), другие («Время собирать камни») не дошли до экрана. Профессионалов в кино сменили случайные люди. Лучшей картиной снимавшейся в Суздале в 90-х годах явилась сказка «Волшебный портрет», снятая в содружестве российскими и китайскими кинематографистами. По мнению Р.Быкова, «Волшебный портрет» — это лучшая картина режиссера Геннадия Васильева. Одной из последних по времени съемок «суздальских» картин была «Князь Юрий Долгорукий» к 850-летию Москвы.


(продолжение следует)

promo dzeso september 6, 2016 15:11 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Фотография с фестиваля аргентинского танго "Ночи Милонгеро 2016". Москва. (Samsung nx300 + Samsung 45mm f/1.8 NX) В который раз, разговаривая со знакомыми о танго, спотыкаюсь о странные мужские стереотипы типа: "танцы не мужское занятие", "для танго нужны…

  • 1
Все это конечно шикарно... Но может быть стоило хотябы упомянуть сайты на которых "нашлась" эта информация?)

Ну, как же... Принято так... Контент-то эксклюзивный... Авторам было бы приятно...)

Пришлите мне, что надо вставить чтоб авторам эксклюзивного контента стало приятно и я обязательно это сделаю.

  • 1