?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
В поисках автора. Скри­пич­ный кон­церт «Аде­лаи­да» (Окончание)
Солнечно
dzeso
По материалам «A Survey of Art Forgeries» by Matthew D. Young
(Окончание)
Ситуация изменилась в 1977 го­ду, ко­г­да ком­па­ния Па­те-Мар­ко­ни ре­к­родз при­об­ре­ла пра­ва как на само про­из­ве­де­ние, так и на его за­пись Ме­ну­хи­ным в 1934 го­ду.

Ие­гу­ди Ме­ну­хин. 1947. США

Ранее Ка­за­де­зюс, как ли­цо «окон­чив­шее» про­из­ве­де­ние, имел ав­тор­ские пра­ва на ор­ке­ст­ров­ки и гар­мо­ни­за­ции «Аде­ла­и­ды», те­перь же но­вый пра­во­об­ла­да­тель ре­шил не только пре­не­б­речь ука­за­ни­ем Ка­за­де­зю­са на вновь из­да­ва­е­мой про­дук­ции, но глав­ное — больше не пла­тить ему ав­тор­ских от­чи­с­ле­ний.

Для Ка­за­де­зю­са по­доб­ное бы­ло со­вер­шен­но не­при­е­м­ле­мым, так как от­чи­с­ле­ния за «Аде­ла­и­ду» были существенным ис­то­ч­ни­ков его фи­нан­со­во­го бла­го­по­лу­чия. Поэтому у не­го не ос­та­лось ино­го вы­бо­ра, кро­ме как вскрыть ми­с­ти­фи­ка­цию, обнародовав «тай­ну» со­з­да­ния про­из­ве­де­ния. Всем же кто те­перь со­м­не­вал­ся уже в его ав­тор­ст­ве «Аделаиды», 84-х лет­ний му­зы­кант пуб­ли­ч­но ре­ко­мен­до­вал сна­ча­ла най­ти ори­ги­наль­ную ру­ко­пись.

В итоге Ма­ри­усу Ка­за­де­зю­су уда­лось от­сто­ять свои от­чи­с­ле­ния, сам казус во­шел в учеб­ни­ки по ав­тор­ско­му пра­ву, а кра­си­вая ле­ген­да о кон­цер­те, на­пи­сан­ном 10-ти лет­ним Мо­цар­том, ока­за­лась раз­вен­ча­на. Но, спра­ве­д­ли­во­сти ра­ди, на­до за­ме­тить, что ми­с­ти­фи­ка­ция ока­за­лось жи­ву­чей, и в 2010 го­ду в Мо­с­к­ве бы­ла за­щи­ще­на дис­сер­та­ция на те­му «Скри­пи­ч­ные кон­цер­ты В.А. Мо­цар­та: осо­бен­но­сти жан­ра и ис­по­л­ни­тель­ской ин­тер­пре­та­ции». В ко­то­рой чи­та­ем:


  • «Не до кон­ца ре­шен во­п­рос и о ко­ли­че­ст­ве соб­ст­вен­но скри­пи­ч­ных кон­цер­тов, так как кро­ме пя­ти, при­на­д­ле­ж­ность ко­то­рых Мо­цар­ту не вы­зы­ва­ет ни­ка­ко­го со­м­не­ния, су­ще­ст­ву­ют еще три, ко­то­рые ему при­пи­сы­ва­ют­ся, хо­тя ав­то­гра­фов их не об­на­ру­же­но. Пер­вый, кон­церт D-dur, по­лу­чив­ший на­зва­ние «Аде­ла­и­да», был опуб­ли­ко­ван в 1933 г. фран­цуз­ским скри­па­чом и ком­по­зи­то­ром М. Ка­за­де­зю­сом.»

  • «Про­из­ве­де­ние име­ло по­свя­ще­ние стар­шей до­че­ри ко­ро­ля Лю­до­ви­ка XV Аде­ла­и­де, да­ти­ро­ва­но 26 мая 1766 г. Од­на­ко ав­то­ри­тет­ные уче­ные от­ри­ца­ют мо­цар­тов­ское ав­тор­ст­во.»

  • «В ком­мен­та­ри­ях к мо­но­гра­фии Абер­та К. К. Са­к­ва ре­зю­ми­ро­вал их мне­ние: «Дей­ст­ви­тель­но, ес­ли бы кон­церт воз­ник в то вре­мя, то Ле­о­польд Мо­царт не пре­ми­нул бы вклю­чить в свой вен­ский спи­сок 1768 г. кон­церт, по­свя­щен­ный чле­ну ко­ро­лев­ской се­мьи. Но в его пе­ре­ч­не нет ни­ка­ких ука­за­ний на скри­пи­ч­ный кон­церт. К то­му же Мо­цар­ты при­бы­ли в Вер­саль толь­ко 28 мая 1766 г., «по­свя­ще­ние» же ука­зы­ва­ет на их пре­бы­ва­ние в Вер­са­ле дву­мя дня­ми рань­ше.»

  • «По­свя­ще­ние» ка­жет­ся по­до­з­ри­тель­ным еще и по­то­му, что оно при­ло­же­но к ру­ко­пи­си, а это не бы­ло при­ня­то при об­ра­ще­нии к столь вы­со­ко­ по­ста­в­лен­ным ли­цам, как фран­цуз­ская до­фи­на: для та­ко­го слу­чая по­до­ба­ло под­но­сить пе­чат­ные из­да­ния. Стран­ной ка­жет­ся и та се­крет­ность, ко­то­рая ок­ру­жа­ла ав­то­граф, на­хо­див­ший­ся во вла­де­нии ма­де­му­а­зель Ла­валь де Мон­мо­рен­си: ма­ну­ск­рипт был объ­я­в­лен не­до­с­туп­ным для обо­з­ре­ния или фо­то­гра­фи­ро­ва­ния да­же для из­ да­тель­ст­ва Шо­та, опуб­ли­ко­вав­ше­го кон­церт. Все это по­бу­ди­ло А. Эйн­штей­на по­ме­с­тить кон­церт «Аде­ла­и­да» как KV Anh. 294, т.е. в чи­с­ло «при­пи­сы­ва­е­мых про­из­ве­де­ний».


То есть и на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель (про­фес­сор, до­к­тор ис­кус­ст­во­ве­де­ния), и ма­с­ти­тые оп­по­нен­ты, и другие деятели культуры ви­ди­мо ока­зал­ись не в кур­се ис­то­рии со скри­пи­ч­ным кон­цер­том D-dur «Аде­ла­и­да». И бо­лее то­го, ма­те­ри­а­лы дис­сер­та­ции вы­шли от­дель­ной книж­кой, так что ми­с­ти­фи­ка­ция бу­дет продолжать жить да­же не­смо­т­ря на то, что в 1989 году  эта история вошла в «Книгу рекордов Гиннеса» в номинации «Са­мая уда­ч­ная му­зы­каль­ная под­дел­ка»:


  • «Ко­г­да фран­цуз­ский скри­пач Ма­ри­ус Ка­за­де­зюс впер­вые ис­по­л­нил кон­церт „Аде­ла­и­да“, ав­тор­ст­во при­пи­са­ли 10-летнему Мо­цар­ту. 1977 Ка­за­де­зюс, оду­ра­чив­ший боль­шую часть му­зы­каль­ной об­ще­ст­вен­но­сти, при­знал­ся, что он на­пи­сал его сам».


А заключение вторая часть «Аде­ла­и­ды» в исполнении Ие­гу­ди Ме­ну­хина

«Violin Concerto in D ’Adelaide’ KAnh294a/C14.05 [by Marius Casadesus] (1990 Digital Remaster):
II. Adagio» by Yehudi Menuhin/Orchestre Symphonique de Paris/Pierre Monteux

И вариант «Аде­ла­и­ды» в исполнении Ванессы Мей:

Vanessa-Mae Violin Concerto part 1 (’Adelaide’, in the style of Mozart) in D major, KAhn.294a


Vanessa-Mae Violin Concerto part 2 (’Adelaide’, in the style of Mozart) in D major, KAhn.294a


Vanessa-Mae Violin Concerto part 3 (’Adelaide’, in the style of Mozart) in D major, KAhn.294a


  • 1
Мне кажется, это следствие глобального кризиса бесцельности. И, видимо, не только от слова цель, но и от слова цельность. Нет стремления к знанию, истине. Нет понимая, для чего они нужны. Нет вообще любви-страсти к жизни. Единственное знание, которое в цене, это как зарабатывать деньги? Ну так они и знают, надо защитить диссертацию, чтобы потом получить более прибыльную должность. Грустное окончание истории. А концерт все равно хороший.

Ну меня концерт как-то не тронул совсем. Но это ко вчерашнему разговору. Понимаешь, это и есть современная российская культура. Имитация. Карго культ. Автору диссера насрать на свою тему, ему нужен документ. И приемной комиссии насрать. И общественности. И Моцартоведам. Всем. И это — "культура".
А теперь посмотри на это со стороны, это же выглядит как дикари во фраках. Но об этом наверно нужно отдельно писать. Так непонятно, да? Вот только почему их книга рекордов Гиннесса компетентнее в вопросах культуры чем наша приемная комиссия из профессоров с докторами?

Edited at 2015-02-05 09:58 am (UTC)

Очень понятно. Тупое копирование формы, без понимания содержания. Почему компетентнее тоже понятно. Там компетентность это не просто ценность, это основа бытия. Если книгу Гиннеса уличат в некомпетентности, она перестанет существовать. А у нас научная работа по большей части сводится к переводу с английского языка и выдачу этого за свою научную работу. Это, в каком то смысле, основа нашего современного бытия.

Да, но вообще-то мой текст — это краткий перевод с английского курсовой работы :)
Да и книга Гиннесса, как бы переводное издание

  • 1