?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Шахматово
Солнечно
dzeso

Вооруженный мир, как бремя,
Несут безропотно цари.
И Крупп, несущий мир всем странам,
(Священный) страж святых могил,
Полнеба чадом и туманом
Над всей Европой закоптил.
И в русской хате деревенской
Сверчок, как прежде, затрещал.
А. Блок

На первые майские съездил в Шахматово. Красиво там, хотя в тот день погода была пасмурной и дождливой. Шахматово купил дед Блока в 1874 году, недалеко, в Боблове, с 1864 года была усадьба Менделеева. Места удивительные, вот вроде бы съезжаешь с трассы всего на 20 км, а уже во многом другой мир. Первый раз был в Шахматово четыре года назад, с тех пор там мало что поменялось. Территорию огородили и чуть облагородили, немного меньше стало напоминать усадьбу, а больше — заповедник, но в целом, как мне кажется, стало лучше.


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

Блок до 1916 года каждое лето проводил в Шахматово, и, судя по рабочим материалам к “Возмездию”, которые правда не вошли в изданный вариант, очень скучал по этим местам. Я вот был-то один раз всего, а тоже все эти четыре года скучал немного, так как есть по чему:


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

Кстати, справа в смешном павильончике — буфет с верандой, где пережидали начавшийся ливень. Усадьба немного чудной формы:


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM
Вот сложно сказать какое оно, правое или левое, но одно крыло перестроено по проекту А.Блока. Внутри эта, внешне неуклюжая башня, состоит из двух удобных и светлых комнат с чудесным видом из окон. К сожалению, внутри снимать нельзя, но обстановка очень мне напоминала квартиру бабушки. Те же вещи, похожая мебель и какой–то особый дух места.


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

Очень рекомендую взять экскурсию, но делать это надо при входе на территорию усадьбы. И не только потому, что очень стильно слушать экскурсию по усадьбе Блока с сильным грузинским акцентом, но и просто интересно. Правда, служители, сопровождающие посетителей, если видят ваш интерес и сами с удовольствием поясняют и отвечают на вопросы. Но лучше все же экскурсия.

Помимо основного здания есть еще несколько флигелей и хоз. построек:


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

Нельзя сказать, что экспозиции в них очень богаты, но все равно они интересны. Ну а главное в Шахматово имеет смысл приезжать на весь день, чтобы погулять по округе, посидеть, посмотреть… Здорово взять с собой “Возмездие” и почитать его вслух, особенно если с рабочими материалами ко второй главе, где Шахматово как раз и описано в деталях. Например, вот он:


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

Огромный тополь серебристый
Склонял над домом свой шатер,
Стеной шиповника душистой
Встречал въезжающего двор.

Он был амбаром с острой крышей
От ветров северных укрыт,
И можно было ясно слышать,
Какая тишина царит.

А. Блок

И дальше


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

И сразу стало всё знакомо,
Как будто длилось много лет, —
И серый дом, и в мезонине
Венецианское окно,
Цвет стекол — красный, желтый, синий,
Как будто так и быть должно.

А. Блок

Но увы, нам не повезло с прогулками. Уже когда подходили к усадьбе, небо набухло грозой:


Sigma SD1 Sigma SA AF 17-50mm f/2.8 EX DC OS HSM

Увы, усадьба сгорела в 1921 году, в том же году сгорел и Блок. То, что сейчас, это “новострой”, какая разница? Блок там все равно ощущается во всем. Ну и в завершение полностью кусочек из “Возмездия” о Шахматово:

Наброски продолжения второй главы

24 января 1921
К чему мечтою беспокойной
Опережать событий строй?
Зачем в порядок мира стройный
Вводить свой голос бредовой?
В твои……. сцепленные зубы,
Пегас, протисну удила,
И если ты, заслышав трубы,
На звук помчишься, как стрела,
Тебе исполосую спину
Моим узорчатым хлыстом,
Тебя я навзничь опрокину,
Рот окровавив мундштуком,
И встанешь ты, дрожа всем телом,
Дымясь, кося свои умный глаз
На победителя…….
Смирителя твоих проказ…
Пойдешь туда, куда мне надо,
Грызя и пеня удила,
Пока вечерняя прохлада
Меня на отдых отвела…
Смирись, и воле человека
Покорствуй, буйная мечта…
Сошли туман и темнота.
Настал блаженный вечер века.
Кончался век, не разрешив
Своих мучительных загадок,
Грозу и бурю затаив
Среди широких … складок
Туманного плаща времен.
Зарыты в землю бунтари,
Их голос заглушён на время.
Вооруженный мир, как бремя,
Несут безропотно цари.
И Крупп, несущий мир всем странам,
(Священный) страж святых могил,
Полнеба чадом и туманом
Над всей Европой закоптил.
И в русской хате деревенской
Сверчок, как прежде, затрещал.
В то время земли пустовали
Дворянские — и маклаки
Их за бесценок продавали,
Но начисто свели лески.
И старики, не прозревая
Грядущих бедствий
За грош купили угол рая
Неподалеку от Москвы.
Огромный тополь серебристый
Склонял над домом свой шатер,
Стеной шиповника душистой
Встречал въезжающего двор.
Он был амбаром с острой крышей
От ветров северных укрыт,
И можно было ясно слышать,
Какая тишина царит.
Навстречу тройке запыленной
Старуха вышла на крыльцо,
От солнца заслонив лицо
(Раздался листьев шелест сонный),
Бастыльник покачнув крылом,
Коляска подкатилась к дому.
И сразу стало всё знакомо,
Как будто длилось много лет, —
И серый дом, и в мезонине
Венецианское окно,
Цвет стекол — красный, желтый, синий,
Как будто так и быть должно.
Ключом старинным дом открыли
(Ребенка внес туда старик),
И тишины не возмутили
Собачий лай и детский крик.
Они умолкли — слышно стало
Жужжанье мухи на окне,
И муха биться перестала,
И лишь по голубой стене
Бросает солнце листьев тени,
Да ветер клонит за окном
Столетние кусты сирени,
В которых тонет старый дом.
Да звук какой-то заглушённый —
Звук той же самой тишины,
Иль звон церковный, отдаленный,
Иль гул (неконченной) весны,
И потянулись вслед за звуком
(Который новый мир принес)
Отец, и мать, и дочка с внуком,
И ласковый дворовый пес…
И дверь звенящая балкона
Открылась в липы и в сирень,
И в синий купол небосклона,
И в лень окрестных деревень.
Туда, где вьется пестрым лугом
Дороги узкой колея,
Где обвелась …
Усадьба чья-то и ничья.
И по холмам, и по ложбинам,
Меж полосами светлой ржи
Бегут, сбегаются к овинам
Темно-зеленые межи,
Стада белеют, серебрятся
Далекой речки рукава
Телеги … катятся
В пыли, и видная едва
Белеет церковь над рекою,
За ней опять — леса, поли…
И всей весенней красотою
Сияет русская земля…
Здесь кудри внука золотые
Ласкало солнце, здесь…….
Он был заботой женщин нежной
От грубой жизни огражден,
Летели годы безмятежно,
Как голубой весенний сои.
И жизни (редкие) уродства
(Которых нельзя было не заметить)
Возбуждали удивление и не нарушали благородства
И строй возвышенный души.
Уж осень, хлеб обмолотили,
И, к стенке прислонив цепы,
Рязанцы к веялке сложили
(Уже последние снопы).
Потом зерно в мешки ссыпают,
Белеющие от муки,
В телегу валят, и сажают
Наверх ребенка на мешки.
Мешков с десяток по три меры
Везет с гумна в амбар шажком
Почти тридцатилетний серый,
За ним — рязанцы вшестером,
Приказчик, бабушка с плетеной
Своей корзинкой для грибов —
Следят, чтоб внук неугомонный
Не соскользнулс мешков.
А внук сидит, гордясь немного,
Что можно править самому,
И по гумну на двор дорога
Предлинной кажется ему.
В деревне жиля только летом,
А с наступленьем холодов…
(Пред ним встают) идей Платона
Великолепные миры.
И гимназистам, не забывшим
Про единицы и нули,
Профессор врет: «Вы — соль земли!»
Семь лет гимназия толстовской,
Латынь и греки …
Растет, растет его волненье,
…отчего
Уже туманное виденье
В ночи преследует его,
Он виснет над туманной бездной,
И в пропасть падает во сне
Ему призывы тверди звездной
В ночной понятны тишине,
Его манят заката розы,
Его восторгу нет конца,
Когда … грозы …
И под палящим солнцем дня
…на коня,
Высокий белый конь, ночуя
Прикосновение хлыста,
Уже волнуясь и танцуя,
Его выносит в ворота.
Стремян поскрипывают…….
Позвякивают удила,
Встречает жадными глазами
Мир, зримый с высоты седла.

Пропадая на целые дни — до заката, он очерчивает все большие и большие круги вокруг родной усадьбы. Все новые долины, болота и рощи, за болотами опять холмы, и со всех холмов, то в большем, то в меньшем удалении — высокая ель на гумне и шатер серебристого тополя над домом.
Он проезжает деревни, сначала ближние, потом — незнакомые. Молодухи и девки у колодца. Зачерпнула воды, наклонилась, надевает ведра на коромысло, слышит топот коня, заслонилась от солнца, взглянула и засмеялась — блеснули глаза и зубы — и отвернулась, и пошла плавно прочь. Он смотрит вслед, как она качает стан, и долго ничего не видит, кроме этих смеющихся зубов, и поднимает лошадь в галоп. Она переходит в карьер, он летит без оглядки, солнце палит, и ветер свистит в ушах, уже вся деревня промелькнула мимо — последние сараи, конопля, поля ржаные, голубые полоски льна, — опять перелесок, он остановил лошадь, она пошла шагом, тень, колеи, корни, из-за стволов старых смотрит большая заросль белой серебрянки, как дым, как видение.
Долго он объезжал окрестные холмы и поля, и уже давно его внимание было привлечено зубчатой полосой леса на гребне холма на горизонте. Под этой полосой, на крутом спуске с холма, лежала деревня. Он поехал туда весной, и уже солнце было на закате, когда он въехал в старую березовую рощу под холмом. Косые лучи заката — облака окрасились в пурпур, видение средневековой твердыни. Он минует деревню и подъезжает к лесу, едет шагом мимо него; вдруг — дорожка в лесу, он сворачивает, заставляя лошадь перепрыгнуть через канаву, за сыростью и мраком виден новый просвет, он выезжает на поляну, перед ним открывается новая необъятная незнакомая даль, а сбоку — фруктовый сад. Розовая девушка, лепестки яблони он перестает быть мальчиком.

Январь и май-июль 1921”




Posts from This Journal by “Путешествия” Tag


  • 1
Спасибо за интересную фото- и литературную экскурсию!

Замечательно! Спасибо!

Очень интересно и познавательно.

  • 1