Previous Entry Share Next Entry
Акерлоф Дж., Шиллер Р. Spiritus Animalis, или как человеческая психология управляет экономикой
Солнечно
dzeso


Акерлофа знаю давно, первый раз пересекся с его работами на теме экономики культуры. В книге же «Spiritus Animalis» привлекло не только авторство, но и название, которое я как-то слету перевел «животный дух», а это оказалось не вполне так, хотя, история с переводом — запутанная. Наши переводчики, оставив заглавие как есть, в тексте использовали термин «иррациональное поведение». То есть что? Иррациональный — значит обратный рациональному. Рациональными могут быть только люди, и следовательно естественным путем возникает оппозиция «человек — животное». Вот только термин «Spiritus Animalis», как оказывается, означает немного иное. Авторы его объясняют так:

«Изначально в словосочетании spiritus animalis, употреблявшемся в классической и средневековой латыни, слово animalis имело значение «животворящий» или «присущий душе», а все сочетание означало духовную энергию и жизненную силу. Этот термин зародился в древности, и большинство источников приписывают его авторство античному врачу Галену (ок. 130 — ок. 200). Он широко использовался в средневековой медицине и встречается в таких произведениях, как «Анатомия меланхолии» (The Anatomy of Melancholy) Роберта Бартона (1632) и «Трактат о человеке» (Traite de l’Homme) Рене Декарта (1664). Различались три вида «спиритической» субстанции: spiritus vitalis, зарождающийся в сердце, spiritus naturalis, вырабатываемый печенью, и spiritus animalis, источником которого считался мозг. Философ Джордж Сантаяна выстроил свою философскую систему вокруг категории «животной веры» (animal faith), которую он характеризовал как «чистый и абсолютный дух, неощутимая когнитивная энергия, суть которой — интуиция»


То есть, это как раз тот случай, когда наше издание, ближе к оригиналу, чем оригинальное, в котором именно животный дух (аnimal spirits): «Animal Spirits: How Human Psychology Drives the Economy, and Why It Matters for Global Capitalism». Правда, и с таким вариантом перевода все непросто, так как возникает аллюзия на кейнсовский термин «Animal spirits». Сам же я больше согласен с нашими вариантом, авторы которого, объясняют выбор латинского термина так:

«Поскольку английское слово animal происходит от латинского, включающего в себя оба значения — и „животный“, и „духовный“, а в книге речь идет о таких несвойственных братьям нашим меньшим качествах, как ошибки в восприятии цифр, недобросовестность и приверженность историям, перевод „в лоб“ — „животное начало“ в данном случае представляется не совсем точным. Поэтому в русском тексте используется более общий термин „иррациональное начало“, а название книги отсылает читателя к наиболее подходящему, на наш взгляд, латинскому термину»


По прочтению, я бы добавил, что интуитивно «Spiritus Animalis», в моем понимании, близок к ницшеанскому «Человеческое, слишком человеческое». Ведь книга как раз о несводимости человека к рациональному автомату, и о том, что построенные на рациональной мотивации людей экономические модели будут иметь ограниченную применимость.

1. О чем книга
Собственно «Spiritus Animalis» посвящен одной теме: убеждению читателя в том, что чисто рациональные, материалистические модели в экономике не работают. И что потрясающие экономику время от времени кризисы, в том числе имеют и существенную иррациональную составляющую, обесценивающую любые попытки установить такие «рациональные» правила игры, которые не допустят катастрофического развития кризисов. То есть, немного окольным путем, и в области ограниченной в основном экономикой, авторы показывают практическую реализацию диалектического противоречия: «дух — материя», что для меня оказалось неожиданным, особенно от столь ярых апологетов капиталистической системы, какими я считал Акерлофа и Шиллера.

Но что бы там я ни думал об авторах, в книге они настойчиво, последовательно и убедительно, подводят читателя именно к базовому противоречию «идеальное — материальное». Да, они используют оппозицию рациональное — иррациональное, но что это принципиально меняет? Суть-то остается. И тут хочется обратить внимание, на то, кто авторы. Уж едва ли можно выражать сомнения в их компетенции ну или подозревать их в ангажированности. Скорее уж наоборот. Ученые, сторонники капиталистической экономики, плоть от плоти рациональной мысли вдруг заговорили о том, что без идеального — ничего работать не будет. И сколько веревочки не виться, а добро пожаловать к Гегелю.

2. Кто авторы


Джордж Акерлоф (англ. George Akerlof, вариант: Акерлов; 17 июня 1940, Нью-Хейвен, Коннектикут, США) — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике (2001) «за анализ рынков с несимметричной информацией» вместе с Джозефом Стиглицем и Майклом Спенсом, основоположник информационной экономической теории. Кроме того, Акерлоф известен своими исследованиями рынка труда и особенно нерыночных зарплат, формирующих в настоящее время основы новокейнсианской школы макроэкономики.

Начав свое обучение в Йельском университете (1962 — степень бакалавра экономики), Акерлоф завершил его в Массачусетском технологическом институте (1966 — степень доктора экономики). После окончания учёбы почти постоянно преподавал в Калифорнийском университете в Беркли. В 1967–1968 годах работал профессором Индийского статистического института, в 1973 году был одним из сотрудников Комитета экономических советников при президенте Никсоне. В 1978 году Акерлоф перешёл в Лондонскую школу экономики и политических наук, но в 1980 году окончательно вернулся в Калифорнийский университет в Беркли."



Роберт (Боб) Джеймс Шиллер (англ. Robert James «Bob» Shiller, 29 марта 1946, Детройт, Мичиган, США) — американский учёный-экономист, автор популярных книг по экономике. В настоящее время — Стерлингский профессор экономики Йельского университета и научный сотрудник Йельского международного центра по финансам при Йельской школе менеджмента. Роберт Шиллер основал и является главным экономистом фирмы по инвестиционному управлению «MacroMarkets LLC». Лауреат Нобелевской премии по экономике за 2013 год.

Роберт Шиллер учился в Мичиганском университете (бакалавр, 1967) и Массачусетском технологическом институте (магистр, 1968; доктор, 1972). Докторскую диссертацию «Рациональные ожидания и структуры процентных ставок» выполнял под научным руководством Франко Модильяни. Преподавал в Уортонской школе бизнеса Пенсильванского университета и Миннесотском университете. С 1980 года — научный сотрудник Национального бюро экономических исследований. С 1982 года преподает в Йельском университете.

Известен своими исследованиями в области экономической теории финансов и, в особенности, в поведенческих финансах. Опубликовал более 200 работ, написал пять книг, в том числе бестселлеры «Иррациональный оптимизм» (Princeton UP, 2000) и «Spiritus Animalis: или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма» (Princeton UP, 2009 в соавторстве с Джорджем Акерлофом). Главным фактором в работах Шиллера, посвященных управлению риском во многих областях экономики и финансов, является волатильность — понятие, используемое для обозначения всего, что происходит неожиданно. Он также предложил новые финансовые инструменты для хеджирования рисков, связанных с жильем, трудовым доходом, колебаниями ВВП и занятости в экономике.

Роберт Шиллер входит в сотню наиболее влиятельных экономистов мира.

3. Чем и кому полезна
Уж не знаю, будет ли книга полезна специалистам по «Экономиксу». Мне кажется, их ничто не перешибет, и легче уж в чем-то убедить «катехизисного» неофита, чем их. Но для остальных, мне кажется, книга будет полезна, хотя, возможно, и немного занудна. Да, для не экономистов ее можно было бы существенно сократить, но странно требовать это от книги, написанной экономистами, для экономистов. Если совсем кратко, авторы сформулировали содержание книги так:

«Нашу концепцию следует принять не только потому, что она объясняет макроэкономические явления, но и потому, что она также дает детальное представление о том, как действует капиталистическая экономика. Жизнь дает нам массу примеров того, как проявляет себя иррациональное начало: это и чувство справедливости, и злоупотребления, и денежная иллюзия, и истории. Все это в действительности движет людьми, и встретить влияние этих факторов можно повсеместно. То, что сейчас доминирует мнение, что они не играют важной роли в экономике, представляется нам абсурдом.

Это утверждение покажется вдвойне абсурдным, если учесть, что без иррационального начала нельзя ответить на восемь основных вопросов капиталистической экономики, которые мы рассматриваем в этой книге: почему происходят депрессии? почему центробанки имеют реальную власть? почему у нас есть вынужденная безработица? почему существует выбор между инфляцией и безработицей? почему существует такой разброс в накоплениях? почему столь чудовищны колебания фондовых рынков? почему так велики циклы на рынке недвижимости? и почему никак не победить бедность среди меньшинств?

На эти вопросы легко ответить, если принять во внимание иррациональное начало. Если оперировать только положениями распространенной сейчас экономической науки, ответа на них не найти.»
Отрывок из книги: Джордж Акерлоф. «Spiritus Аnimalis, или Как человеческая психология управляет экономикой»


4. Недостатки
Опять хочется вспомнить ницшеанское «Человеческое, слишком человеческое», но уже применительно к авторам. При всей рациональности и системности мышления, они доходят до определенной черты, но отказываются ее переступать и задаваться фундаментальными вопросами типа: «Так если диалектическое противоречие „идеальное — материальное“, все же есть, то, что из этого следует? Может ли материалистичная, в своих основаниях, капиталистическая система в принципе быть устойчивой?». Если противоречие «иррациональное — рациональное» в экономике приводит к таким масштабным и катастрофическим последствиям, то как быть с человеком? Ведь и в нем очевидно есть подобное противоречие, значит, и его поведение может быть катастрофически иррациональным? А к чему это, в свою очередь, может привести в условиях, когда технологическое могущество достигло уровня, при котором человек может разными способами и более чем один разу уничтожить жизнь на планете? Ну, или к чему приведет самая совершенная и сбалансированная экономика в руках субъектов в глубоком внутреннем иррациональном кризисе? Да и как она может быть сбалансирована в таких руках?

Вопросов много, но авторы их, как бы не замечают.

5. Вердикт
«Экономисты слишком экономисты», даже если это Акерлоф и Шиллер, но читать стоит однозначно.


Posts from This Journal by “Книги” Tag


  • 1
Акерлоф и Шиллер были в самом начале появления нового направления в науке, которое рассматривает поведение людей в экономической системе и при этом допускает и изучает иррациональность и систематические ошибки. С тех пор сделано много исследований, и написано много книг, в том числе очень хороших, об этом самом иррациональном поведении.

Про совершенную экономику ничего не известно, такого не бывает.

Известные, и к тому же хорошие, авторы:
Dan Ariely
Daniel Kahneman
Richard H. Thaler
Cowen Tyler
Amos Tversky
Steven D. Levitt и Stephen J. Dubner с их серией Freakonomics и прочими книжками.

"Про совершенную экономику ничего не известно, такого не бывает. " - это к чему?

это ответ на вопрос в секции "Недостатки":

<<Ну, или к чему приведет самая совершенная и сбалансированная экономика в руках субъектов в глубоком внутреннем иррациональном кризисе? Да и как она может быть сбалансирована в таких руках?>>


  • 1
?

Log in

No account? Create an account