Previous Entry Share Next Entry
4. Возникновение криптовалют и смысл майнинга
Солнечно
dzeso

(начало)

Подобно многим изобретениям, криптовалюты появились как побочный продукт решения другой проблемы, суть которой была в поиске источников финансирования для «независимых» проектов. Например, программное обеспечение с открытым кодом, возникшее в качестве альтернативы коммерческим системам, быстро столкнулось именно с проблемой финансирования «независимости».

Открытое программное обеспечение (англ. open-source software) — программное обеспечение с открытым исходным кодом. Исходный код таких программ доступен для просмотра, изучения и изменения, что позволяет пользователю принять участие в доработке самой открытой программы, использовать код для создания новых программ и исправления в них ошибок — через заимствование исходного кода, если это позволяет совместимость лицензий, или через изучение использованных алгоритмов, структур данных, технологий, методик и интерфейсов (поскольку исходный код может существенно дополнять документацию, а при отсутствии таковой сам служит документацией).


Ведь даже если сообщество программистов могло на энтузиазме что-то создать, то потом это что-то надо было поддерживать, обеспечивать инфраструктурой, администрировать и так далее. Как ни странно, значительную помощь в развитии систем с открытым кодом оказывали корпорации, нашедшие в сотрудничестве с независимыми и бескорыстными производителями ПО выгодные для себя варианты симбиоза. Правда, рано или поздно такой симбиоз приводил к тому, что «независимый» проект переставала быть независимым если не де-юре, то де-факто. Необходимы были иные решения, позволившие бы, с одной стороны, обеспечивать проекты необходимыми ресурсами, а с другой — защищавшие их от захвата и внешнего контроля. Опробовали разные варианты, но первым по-настоящему успешным стала идея личеров-сидеров в торрент протоколе.

BitTórrent (букв. англ. «битовый поток») — пиринговый (P2P) сетевой протокол для кооперативного обмена файлами через Интернет. Файлы передаются частями, каждый torrent-клиент, получая (скачивая) эти части, в то же время отдаёт (закачивает) их другим клиентам, что снижает нагрузку и зависимость от каждого клиента-источника и обеспечивает избыточность данных. В BitTorrent-сетях пиры (участники обмена) бывают двух видов: сидеры (или сиды) — те, кто имеет файл/пакет полностью и только раздаёт его, и личеры (или личи) — те, кто имеет ещё неполный файл/пакет и качает его с сидеров и личеров + раздаёт другим личерам:

(англ. seeder — сеятель, сокращенно seed) — участник обмена, имеющий все сегменты (блоки, фрагменты) распространяемой раздачи.
(англ. leech — пиявка) — участник обмена, не имеющий пока всех сегментов, то есть продолжающий скачивание, либо уже закончивший скачивание выбранных частей раздачи.


В чем была суть нового подхода? Для работы торрент системы, необходимо, чтоб люди не только сами скачивали файлы, но и позволяли другим скачать их от себя. Для этого необходимо было создать стимул держать компьютеры включенными для раздачи файла всем желающим его скачать. Решение было найдено через регулирование «канала» обмена файлами. Чем больше человек «раздавал», тем быстрее он сам мог «скачивать» и наоборот. Сейчас, из-за того, что торрент сети приобрели огромные масштабы, такое стимулирование уже не столь актуально, но в свое время оно обеспечило выживание и захват «рынка» этой технологией.

Идея «майнинга» в криптовалютах имеет схожую природу. Поддержание сложной ресурсоемкой среды для независимых онлайн-платежей, требовало серьезной инфраструктуры. Еще большие требования к вычислительным мощностям предъявляли используемые в блокчейне технологии защиты от «злоумышленников». Вставал вопрос, кто и как за это все будет платить? Решением стала идея «оплачивать» работу энтузиастов по поддержанию работы системы.

Майнинг, также добыча (от англ. mining — добыча полезных ископаемых) — деятельность по поддержанию распределенной платформы и созданию новых блоков с возможностью получить вознаграждение в форме новых единиц и комиссионных сборов в различных криптовалютах, в частности в Биткойн. Производимые вычисления требуются для обеспечения защиты от повторного расходования одних и тех же единиц, а вознаграждение стимулирует людей расходовать свои вычислительные мощности и поддерживать работу сетей.


При первом взгляде кажется, что майнинг это странное добывание «денег» из воздуха и электричества. И может показаться, что его придумали производители графических карт (на которых как считают, а это не совсем так, проводятся необходимые вычисления) и электросетей, чтоб стимулировать дополнительный спрос на свою продукцию. Но это так только на первый взгляд.



В действительности же, майнинг — это форма оплаты за участие в поддержании инфраструктуры. Машина манера становится частью огромной распределенной системы, которая обеспечивает хранение, передачу и защиту базы данных транзакций. Общая вычислительная мощность сети Биткоин уже превышает суммарные вычислительные возможности любой из существующих централизованных систем, включая суперкомпьютерные, что делает невозможным «взлом» или «захват» системы злоумышленниками. Все это стало возможным благодаря майнерам, которые не «делают» деньги из «воздуха», а получают оплату за поддержание дорогостоящей, отказоустойчивой и чрезвычайно производительной вычислительной инфраструктуры, недоступной в настоящий момент ни одному государству мира.

Блокчейн (англ. blockchain или block chain) — выстроенная по определённым правилам непрерывная последовательная цепочка блоков, содержащих информацию


Что еще важно отметить. Майнинг — это не только средство поддержания работы систем криптовалют, его аналог нужен для любой технологии блокчейн. Например, на технологии блокчейн, или другими словами на технологии распределенного реестра, можно было бы реализовать он-лайн идентификацию и подтверждение подлинности чего бы то ни было.

Распределенный реестр — это собирательный термин, означающий как саму базу данных, содержащую сведения о владельцах, так и ряд технологий, включая Blockchain (цепочку блоков транзакций) и DLT (технологию распределенного реестра).


Подтверждение подлинности в распределенном реестре стало бы невозможно подделать, данные о вас не смогли бы «продать» для использования как в анекдоте про три желания:

«Поймал чеченец золотую рыбку. Золотая рыбка говорит:
— Отпусти меня, и я выполню любые твои три желания.
Чеченец:
— Зачем? Вот тебя сейчас пожарю...
Золотая рыбка:
— Нет-нет, погоди! Вот, например, в прошлый раз один еврей загадал большой дом, красавицу жену и чтобы в подвале дома лежали мешки с золотом.
Чеченец:
-О-о-о! У меня появились желания, значит: фамилию, адрес и телефон этого еврея.»


При распределенном реестре стали бы невозможны рейдерские захваты собственности через подделку регистрационных записей, существенно сократилась бы прослойка в бюрократах и государственных структурах. Достаточно посмотреть, например, на монстра вроде Росреестра с численностью сотрудников более 30 тысяч и бюджетов в 40 млрд. А ведь это все на деньги налогоплательщиков существует, включая страдания от счастья личного взаимодействия с госорганами, которые, надо честно признать, последнее время стали работать значительно лучше и тем не менее: кто пробовал — тот знает, как много там удовольствия. А главное, государственая структура по определению не может защитить рядового гражданина от государственного произвола, тогда как блокчейн — может. Интересная перспектива, да? Только она бы позволила существенно трансформировать современное общество. И суть блокчейна именно в этом, а не в системе он-лайн платежей, как таковой. Что же касается неэффективного использования электричества «блокчейнами», а 40 млрд. в год только у Росреестра это сильно эффективнее?

Но вернемся к истории вопроса. Найдя принципиальное решение через систему вознаграждений за участие, остальное уже было делом техники и дальнейшего развития, о котором можно почитать в летописи того же биткоина.



Но «человеческое — слишком человеческое», поэтому сейчас существуют как «реальные» криптовалюты, то есть те, за которыми стоят необходимые вычислительные мощности или хотя бы созданные ради практического применения в качестве средства платежа, и «виртуальные» (если не сказать «фейковые») валюты, которые создаются в спекулятивных целях (технология накачки и сброса).

Накачка и Сброс (Pump and dump) — вид рыночных злоупотреблений; демонстрация группой участников рынка, действующих совместно, повышенной активности по отношению к финансовым инструментам путем поднятия их цены на искусственно высокий уровень, а затем резкого сброса (продажи) этих инструментов с целью извлечения выгоды.


Отличать одни от других стоит не по биржевым сводкам, а по вычислительным мощностям, эти валюты поддерживающими. Правда, тут всегда дилемма: чем надежней цифровая валюта, тем ниже вознаграждение за майнинг, и наоборот. Но это тема отдельного разговора.

В любом случае, надеюсь, теперь стало понятнее, чем криптовалюты отличаются от «тюльпанных луковиц» или фантиков из монополии. Да, к технологии блокчейнов есть много вопросов, не все там понятно, надежно и безотказно. Но тем не менее это один из возможных способов организации общества, на каких-то иных, до конца еще не осмысленных, принципах. Это будущее, которое начинает прорастать в настоящем. Пока же мы все еще живем в мире старых «офлайновых» валют и поэтому криптовалюта начинает работать только если ее можно конвертировать в обычные деньги. Как это происходит?
(продолжение) (к оглавлению)


Posts from This Journal by “Криптовалюты” Tag


  • 1
>То есть в единый миг стабильные деньги могут стать ничем и примеров тому — тьма, а значит разговоры о том, что криптовалюты это пустые фантики, в отличие от полновесных долларов или рублей, — досужие кухонные рассуждения.
Принципиальной разницы в этом смысле нет, а есть лишь вопрос соблюдения (или навязывания) общественных договоренностей.
>Ценность любых денег определяется договоренностью между продавцами и покупателями.

А где тут же ответственность эмиссионного центра по своим обязательствам? Под что генерируются крипотоденьги? Если национальные (или региональные типа евро) валюты сейчас уже не обеспечиваются золотом, то они пока должны обеспечиваться количеством товаров и услуг страны или группы стран.
То, что валюты, доллар в первую очередь, во много оторвались от своего реального наполнения, большое зло для общества. А тут еще и производители криптоденег с позицией "раз им можно, то почему нам нет?" Только в отличие от традиционных валют за них уже никто не отвечает по определению, они ничем не обеспечены в принципе.
Причем на их выпуск расходуются вполне реальные ресурсы. "Я нагрел атмосферу, дайте мне чего нибудь за это!" При этом, чем больше "фабрика", тем больше денег она производит и в итоге все сведется к нескольким монополистам, может быть даже к одному.

Про то, что криптовалюты все чаще используются для преступных целей написано уже много. Не удивлюсь, если теперь это уже их главная функция. Значит контроль над фабриками в значительной степени осуществляется преступными группировками. Поэтому ваш довод о том, что в такой системе рядовой гражданин защищен от государственного произвола натыкается на произвол уже негосударственный.
Мне думается, что технология криптоденег может быть полезна обществу только как еще одни способ эмиссии государственной валюты. А для устранения произвола нужно совершенствовать человеческое общество в целом, а не один из его инструментов, т.е. финансы.

Edited at 2017-10-03 03:09 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account