Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Солнечно

10 лет за рулем или квест «замени права»



Вот и прошло 10 лет как я за рулем. Суммарно получилось порядка 250 тыс. км., то есть по 25 тыс. в год. Но, собственно, речь о другом, пришло время менять права и тут я столкнулся с рядом «сложностей». Сложности в кавычках, потому что в действительности все просто, но только не очень понятно, что и в какой последовательности нужно делать. Ну а так как я разобрался не сразу, то вот мой практический гайд, пока, правда, только на половину пути :).
Итак, чтобы поменять права необходимо пройти медкомиссию, собрать необходимые документы и отправиться за правами в ГИБДД. Пока ничего пересдавать или еще что-то делать для замены прав не надо.
Пройти квест на официальном сайте «что надо сделать для замены прав» - штука непростая, но даже, все таки найдя нужную страницу, сильно понятнее что делать не станет:
Collapse )

promo dzeso september 6, 2016 15:11 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Фотография с фестиваля аргентинского танго "Ночи Милонгеро 2016". Москва. (Samsung nx300 + Samsung 45mm f/1.8 NX) В который раз, разговаривая со знакомыми о танго, спотыкаюсь о странные мужские стереотипы типа: "танцы не мужское занятие", "для танго нужны…
Солнечно

еТанго #116. О правильности танго-шага с точки зрения техники бега


С интересом прочел статью о правильной технике бега. И вроде бы, при чем здесь танго? Да при всем! В танго — все то же самое. Вот буквально! Даже непримиримая и лишенная особого смысла война «сносочников» с «спяточниками». Поэтому настоятельно рекомендую прочесть статью о технике бега внимательно и вдумчиво. И особенно обратите внимание на следующие моменты:
Collapse )
http://www.etango.net
Солнечно

Обыкновенный фашизм - 3. Опыты на людях и мировая общественность

«Самая изощренная хитрость дьявола
состоит в том, чтобы уверить вас,
что его не существует. »
Шарль Бодлер

(начало)
Проблемы медицинской этики - вопрос давний, сложный и, во многом, спорный, но как бы там ни было, официально было решено, что опыты на людях без их согласия проводить нельзя. Рациональную науку это довольно сильно сдерживает в развитии. Ведь сложно убедить человека заразиться сифилисом, чтобы потом наблюдать и описывать течение болезни, сравнивая эффективность разных методов лечения. Еще сложнее убедить, например, на проверку болевого порога, или испытание эффективности токсинов. Мало кто желает подвергнуться процедуре разрушения психики или стерилизации. В общем потребность в научной среде возникла, а возможностей удовлетворить оную не было. Нет, втихаря опыты на людях все равно проводились и проводятся до сих пор. Как правило, находятся какие-нибудь ненужные люди, которых не жалко, ну и дальше ученые начинают "работать". И не важно, будет ли это собственное население как в Таскиги (США), или “наиболее грязная, ленивая, и наиболее дегенеративная и вороватая раса людей, которая только населяла этот мирв Пуэрто-Рико. Подобных "случаев" довольно много, это и опыты с радиацией Юджина Сангера, и исследование Оранж Агента на заключенных Альбертом Клигманом и можно продолжать и продолжать. Научная мысль иногда очень "творчески" подходит к экспериментам, особенно когда заказчики влиятельные и состоятельные. Но как бы там ни было, официально подобное не поощрялось, что сильно затрудняло исследования. Нацисты же по определению оказались  освободными от каких либо ограничений. Если уж люди все равно уничтожались в промышленных масштабах, то отчего бы заодно наукой не заняться?
Ну и занялись, со всем немецкой основательностью. И кстати, человечество до сих пор пользуется полученными результатами, по возможности творчески развивая нацистские достижения. Так как же сложились судьбы врачей экспериментаторов из лагерей смерти?

Йозеф Менгеле

Наверно самый известный "доктор-смерть".

Значительную часть работы Менгеле составляли опыты над заключёнными, включая анатомирование живых младенцев; кастрация мальчиков и мужчин без использования анестетиков; подвергал женщин ударам тока высокого напряжения с целью тестирования их выносливости. Однажды он стерилизовал группу польских монахинь при помощи рентгеновского излучения.
За 21 месяц своей работы в Освенциме заработал репутацию одного из самых опасных нацистов, получил кличку «Ангел Смерти». Лично встречал поезда узников, приезжавших в лагерь, и сам решал, кому из них предстоит работать в лагере, кто пойдёт на его опыты, а кто сразу же отправится в газовую камеру.
Особый интерес доктора Менгеле вызывали близнецы. В 1943 году Менгеле выбирал близнецов из общего количества прибывавших в лагерь и поселял их в специальных бараках. Из 3 тысяч близнецов выжили только 300. Среди его экспериментов были попытки изменить цвет глаз ребёнка впрыскиванием различных химикатов в глаза, ампутации органов, попытки сшить вместе близнецов и пр. Люди, оставшиеся в живых после этих опытов, умерщвлялись. Менгеле также проявлял интерес к физиологическим аномалиям, в частности к карликам. Проводил эксперименты над оказавшейся в Освенциме семьёй Овиц — еврейских музыкантов-лилипутов из Румынии. “
Collapse )
Солнечно

Танго "День сурка". В поисках читкодов

После Больньи все чаще ощущаю себя в "дне сурка". Уже только входя на милонгу, а иногда еще и до, примерно понимаю как все пройдет, что увижу, с кем потанцую, ну и вообще перманентное ощущение дежа вю. С одной стороны, это вроде как и не плохо, стабильно и ведь нравится жеж. А с другой, вот надо было недавно найти пару фотографий в фотобанке, так оказалось, что помню только место, но не время. И ряд «недавних» фотографий оказался сделан чуть ли не год назад.
Пробовал с дежа вю бороться, но все равно возвращался в исходную точку, где опять заранее знаю что случится если приглашу "незнакомую" партнершу, или "знакомую", но с которой давно не танцевал, или не пригласишь ту, с кем танцуешь регулярно. Примерно раз в месяц кто-нибудь обязательно спросит, а почему я с «ней» перестал танцевать. Но не зная почему, как-нибудь, с разной степенью изящества, отшучусь. И колесо сансары сделает оборот:

XXXV

Что ж мой Онегин? Полусонный
В постелю с бала едет он:
А Петербург неугомонный
Уж барабаном пробужден.
Встает купец, идет разносчик,
На биржу тянется извозчик,
С кувшином охтенка спешит,
Под ней снег утренний хрустит.
Проснулся утра шум приятный.
Открыты ставни; трубный дым
Столбом восходит голубым,
И хлебник, немец аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз
Уж отворял свой васисдас.

XXXVI
Collapse )
Солнечно

Танго тичера заметки. Месяц спустя. Слово к девочкам

Так вот как-то совсем незаметно прошел месяц. И наверно в ознаменование оного в конце урока опять услыхал робкое: "Ну когда мы уже будем танцевать. Ведь уже 10 занятий!" :) Милые девочки, но мы ведь это обсуждали, нет? Мы будем танцевать, когда вы начнете думать немного иначе. Помните я говорил, что танго нельзя научить, но можно научиться. Так вот и вам надо к "хотеть танцевать", добавить "хотеть научиться танцевать". Пока же я больше вижу принесение жертвы в виде урока на алтарь бога с именем Танцевать. Это плохой путь, я его прошел довольно далеко. Не ходите туда.
---
А еще, чтоб танцевать, надо перестать видеть в партнере гинеколога, а увидеть - мужчину, к контакту с которым вы стремитесь. Когда вы сами начнете искать контакт, а не после 4-5-6 моих напоминаний, тогда вы и затанцуете. Или когда вместо того, чтоб думать -куда оттопырить ногу- достаточно ли у вас тянется мысок, вы начнете чувствовать движение партнера. Или когда вместо того, чтоб с партнером бороться или от него убегать, вы ему позволите взять вас с собой. Это просто и вы это умеете. Помните мы проверяли играя в парк?
---Collapse )
Солнечно

Танго тичера заметки

Все таки, группы несли в себе большую методологическую пользу. К оным приходилось специально готовиться, а из-за разности уровней учеников - постоянно анализировать и обратную связь, и искать новые пути к пониманию, и к удержанию фокуса внимания... Ну а на выходе получалось куча выхлопа для заметок. С индивидуальными же - все и проще, и сложнее. Поначалу, определенное время, уходит поиск на взаимопонимание, зато потом - с полу слова (благо, что у меня и целых то не больше восьми), то есть с этим - проще, а вот с развитием методологии - все сложнее, бо на частниках происходящее сильно индивидуально, и то, что подходит одной - совершенно не подходит другой. Танго заметки в таком раскладе как писать? И кому? :)***
А тем временем,  ученицы подтянулись до московского среднемилонговского уровня, и с ними становится приятно просто потанцевать. Что со своей стороны, не очень способствую развитию методологии :). Осторожно пытаюсь выпихивать их к кому-то еще. Кому-то, кто способен давать технические нюансы мне недоступные. Но пока не очень получается. Дело тут деликатное, бо мне девочке объяснить разницу между: "Я больше не хочу с тобой заниматься" и "Мне уже почти нечего тебе дать, давай найдем тебе более продвинутого наставника" удается не всегда. Ну и в целом, индивидуальные занятия с определенного момента больше напоминают сеансы психотерапевта, чем уроки танцев
---
Куда более агрессивно пытаюсь выпихивать учениц на милонги, правда, примерно с тем же результатом. С другой стороны, себя вспоминаю: вот все те же отмазки, те же страхи, те же оправдания. Ничего нового, так что пока за руку ни возьмешь, да на милонгу ни отведешь - фиг кто сам пойдет. На даже если брать, так и тут умудряются вырываться и убегать.
---
Профессионально деформированный, не всегда успеваю на милонгах собственный язык прикусывать и начинаю партнерш подправлять.
Collapse )
Солнечно

Автобиографичное VI. 36 - или еще один год спустя.

She sends me blue valentines
All the way from Philadelphia
To mark the anniversary
Of someone that I used to be
And it feels just like there's
A warrant out for my arrest
Got me checkin' in my rearview mirror
And I'm always on the run
That’s why I change my name
And I didn't think you'd ever find me here
А между тем, вот и еще один год прошел. Ну и раз верховный велел наномодернизироваться, то теперь и я, вместо архаичного длинного поста с картинками, сделаю короткий, инновационный, с мультимедиа контентом. Типа так:

Вот такой вот он был, мой 36 год. Чудным и прекрасным. И если начал я его с очередной попытки завести семью, то уже с лета, жизнь стала простой, беззаботной и какой-то яркой, что ли, ну или скорее блестючей. Спасибо всем кто вошел в мою жизнь за этот год, ну и тем, кто ни смотря ни на что, в ней остался. И хоть настроение мое все больше синтонно Уэйтсу:Collapse )
Солнечно

Пред денрожденные заметки

За окном снег. Третий день болит голова. В Молдавии объявляют радиоактивный дождь, а японские военные говорят, что в принципе могут принять участие в ликвидации, но только если их попросят. В солнечной же Ливии, кадафисты погнали оранжистов, коих по первому каналу вдруг назвали мятежниками, а отечественные экономические гении предложили нефтепереработку закрыть, как нерентабельную, а закупаться топливом наверно в Ливии, ну или в дружественной Европе… Этот безумный, безумный, безумный мир как оно есть… Всего и не перечислитсь, а снег то усиливается, то вдруг подвисает крупными хлопьями
***
Позвонила горничная, предупредила, что возможно ляжет в больницу. Сроков спрашивать не стал, она и так сильно переживала, и с надеждой спрашивала дождусь ли я ее. Ну конечно блин дождусь, русские своих жеж на войне не бросают. Но вцелом, увы, дай бог чтоб не очень надолго, но лафа окончится. А так было хорошо возвращаться по пятницам, в чудесным образом вылизанную квартиру, с поглаженным бельем и новым пакетом в мусорном ведре
***
Поздравил родителей. Батя молодцом, а маец чего-то раскисает. Седьмой десяток, говорит, - это же охрененть… При этом зовет меня мой мальчикCollapse )
Солнечно

Фейнман о любви или «Какое ТЕБЕ дело до того, что думают другие?» часть II

Начало
— У тебя воспаление гланд, — сказал я и умер внутри. Это было ужасно, просто ужасно!

Ее реакция была очень простой: «О! Прекрасно! Тогда я им верю». Она почувствовала полное облегчение благодаря тому, что мы сумели взрастить такое доверие друг к другу. Все разрешилось и разрешилось наилучшим образом.

Ей стало немного лучше, и ее отпустили домой на некоторое время. Примерно через неделю она мне позвонила. «Ричард, — говорит она, — мне нужно с тобой поговорить. Приходи ко мне».

— Хорошо. — Я удостоверился, что письмо при мне. Я понял, что что-то случилось.

Я поднимаюсь в ее комнату, и она говорит: «Сядь». Я присаживаюсь на краешек кровати. «Отлично, а теперь скажи мне, — говорит она, — у меня воспаление гланд или болезнь Ходжкина?»

— У тебя болезнь Ходжкина. — И я поднял руку, чтобы достать письмо.

— Боже! — говорит она. — Должно быть, тебе пришлось пройти через ад!

Я только что сказал ей, что она смертельно больна, при этом признавшись в том, что солгал ей, а о чем думает она? Она переживает обо мне! Мне было ужасно стыдно за себя. Я отдал Арлин письмо.

— Ты должен был действовать так, как обещал. Мы знаем, что делаем; мы правы!

— Извини меня. Мне очень плохо.

— Я понимаю, Ричард. Просто больше никогда не делай этого.Collapse )
Солнечно

Фейнман о любви или «Какое ТЕБЕ дело до того, что думают другие?» Часть I

Вот не могу удержаться и все же копипастну главу о любви глазами физика:

Когда я был совсем юным парнишкой лет тринадцати, я каким-то образом затесался в группу ребят, которые были немного старше и опытнее меня. Они знали много разных девочек и гуляли с ними — они часто ходили на пляж.

Однажды, когда мы были на пляже, большинство парней пошли вместе с девочками на какую-то пристань. Мне была несколько небезразлична одна девочка, и я подумал вслух: «Да, я думаю, что сводил бы Барбару в кино…»

Больше мне ничего не нужно было говорить, парень, который сидел рядом со мной, пришел в восторг. Он помчался на пристань и нашел ее там. Он всю дорогу толкал ее обратно и орал: «Фейнман что-то хочет сказать тебе, Барбара!» Я очень сильно смутился из-за этого.

Очень скоро уже все парни стояли вокруг меня и говорили: «Ну же, скажи это, Фейнман!» Так я пригласил ее в кино. Это было мое первое свидание.

Я пошел домой и рассказал об этом маме. Она дала мне много разных советов, как делать это и как то. Например, если мы поедем на автобусе, то я должен выйти первым и подать Барбаре руку. Или если мы пойдем по улице, то мне нужно идти по внешней стороне тротуара. Она даже рассказала мне, что нужно говорить. Она передавала мне по наследству культурную традицию: женщины учат своих сыновей хорошо обращаться со следующим поколением женщин.

После ужина я привожу себя в порядок и отправляюсь домой к Барбаре. Я очень нервничаю. Она, естественно, не готова (так всегда бывает), поэтому ее семья усаживает меня в гостиной, где они ужинают со своими друзьями — людей много. Они говорят что-то вроде: «Разве он не милашка!?» — и всякую ерунду в том же духе. Я чувствовал себя далеко не милашкой. Все это было просто ужасно!Collapse )